Flash-версия сайта доступна
по ссылке (www.shirogorov.ru):

Карта сайта:

Украинская война. Против всех

ПРОТИВ ВСЕХ

 

Победа на поле Дроздов 1389 не перечеркнула формирование против Османов сплошного окружения на Балканах и в Анатолии, чрезвычайно опасного для них. Бей Караман Алаэддин Али был женат на сестре Баязида I Нефисе Хатун, но примирения с Баязидом это не принесло. Исламские законники роптали на «поглощение» Орханом бейлика Караши, «покупку» Мурадом I бейлика Хамид, войну 1387—1388 гг. против Караман. А захват Баязидом в 1390 г. бейликов Гермиян, Айдин, Сарухан, Ментеше, Теке-Антальи в 1391 г., Амасьи с округой в 1392 г. и остатков Эретны у местного кади и поэта Бурханеддина — к 1398 г. вызвал возмущение.

Муфтии твердили, что единственным законным направлением экспансии Османов могут быть «земли неверных». Алаэддин Али стал лидером «общественного мнения» против Баязида в Анатолии, центром притяжения озлобленных беев.

На Востоке Малой Азии еще в 1393 г. пугающе появился эмир Тимур. За внешним лоском империй (старых, как Золотая Орда, улус Ильханидов в Иране, Делийский султанат, и скороспелых, как Османская) Тимур умел видеть внутреннюю гниль. Только надруби, они падали ему в руки, несмотря на все свое кажущееся величие. Тимур пока охотился за туркменами Ак-коюнлу и Кара-коюнлу — не за Османами и вскоре ушел сражаться с Золотоордынским ханом Тохтамышем, но Анатолию своим вниманием он уже не оставит. Уцелевшие беи спешили под его руку.

Отстчет времени Баязид чувствовал как никто: разделаться со своими противниками на Западе и на Востоке ему надо было до возвращения Тимура. А они действовали все более сообща. В Анатолии сложился единый «исламско-туркменский» фронт. Баязид (неверно) оценил его как второй вызов. Первым — он все-таки посчитал Балканы (137. 104).

Там, несмотря на грандиозную (как стало выясняться) победу на поле Дроздов 1389, Османам пришлось сохранить Сербию, Боснию и Тырновское Болгарское царство — «буферы» против Венгрии и Валахии. Албания была далеко не раздавлена, и еще «трепыхалась» Византия.

Вcкоре после Косовской битвы Фируз бей с акынджы совершил набег в Валахию. Но добиться покорности воеводы Мирчи Старого не удалось (81. 34). Мирча вступил в союз с королем Венгрии Сигизмундом Люксембургом (81. 101). Коалиция, которую Баязид, казалось, растоптал в «ближнем поясе» Балкан, — возникла дальше, из государств, более мощных.

Чтобы вести войну разом в Малой Азии и на Балканах, Баязиду требовалось быстро перебрасывать между ними войска. Он не мог полагаться в этом, как прежде, на утлые турецкие лодки, наемные генуэзские транспорты, милость Венеции и Византии. В Галлиполи — согнанными греками и рабами спешно строились корабли. В 1391 г. 60 турецких судов внезапно показались у Хиоса, в 1399 г. 27 галер чуть не перехватили корабли «Бусико» Ле Менгра, французского крестоносца, прорывавшегося на выручку Константинополю. В 1403 г. в Галлиполи стояли 40 турецких судов (233. 174). Флот стал залогом «Молниеносности» Баязида I.

Когда в 1393 г. Баязид приступил к завоеванию Синопа и бейлика Эретна, Мирча внезапно напал на базу акына на Дунае в «Кариноваши». Мирча стремился именно уничтожить акынджы. В них он видел разорение для Валахии, а также препятствие объединению перепуганных набегами местных правителей.

Едва воевода отомстил акынджы, султан был тут как тут. Он требовал покорности и харадж (81. 35).

В 1395 г. вблизи реки Арджеи в ломаной местности, прозванной «Ровине» (лесистый овраг), в лучших валашских традициях Мирча внезапно обрушился на армию Баязида. Валашская пехота сжала и дезориентировала Османов атаками с разных направлений, подготовив удар конницы. Воевода не уничтожил армию Баязида, но хорошо потрепал, а отступить ему пришлось самому.

Хотя валахи объявили о своей победе, в действительности поле битвы осталось за турками. Султан сумел втолкнуть на трон Валахии своего ставленника Влада «Узурпатора» (269. 11).

Из буфера между Венгрией и Османами, из плацдарма для действий против них на Балканах Валахия грозила превратиться, напротив, в турецкий плацдарм в Центральной Европе, в гарантию господства Османов над Балканами. Сигизмунд принялся настойчиво рассылать по европейским столицам послов, призывая к Крестовому походу против турок.

Наиболее активным сторонником Крестового похода стал герцог Бургундии Филипп II Смелый. Ему нетерпелось выпутаться из «треугольника» с Англией и Францией, куда Бургундия угодила в Столетней войне. Бургундия выросла много выше других держав «второго ранга», но в «большой политике» могла быть смята «сверхдержавами».

Филипп раздумывал, куда направиться — против мусульман-турок или против язычников-литовцев. В 1394 г. он заслал своих агентов в Пруссию (куда его звал Тевтонский орден) и в Венгрию (куда звал Сигизмунд) (223. 70). Оказалось, что литовцы были «вовремя» крещены. Оставались турки.

В Венгрии побывала группа бургундских военных во главе с придворными рыцарями Гийомом де ла Тремуйлем и Ренье По. На крестоносной «конференции» в отеле д’Артуа в Дижоне сын Филиппа Жан де Невер заявил о желании посвятить свой первый «подвиг» с оружием в руках Господу — как «рыцарь Христа» (207. 12). Ввиду неопытности Невера (ему было 24 года) к нему приставили советников во главе с коннетаблем Франции Филиппом д’Артуа.

Наиболее подготовленным из командиров был Ангерран де Куси, франко-английский сеньор и лорд, воевавший то в Швейцарии (где он претендовал на клочки габсбургских земель), то в Тунисе (где действовал как наймит генуэзцев). Единицы из крестоносцев имели опыт боев против Османов, либо (как Жак де Креки) служили в османской армии наемниками (207. 35). Они плохо представляли себе османскую армию, тем более ее новое регулярное ядро, внедренное Мурадом I и Баязидом I.

План кампании был выработан в Буде. У Орсовы, вверх по течению от Железных Врат — пугающей теснины Дуная, речная флотилия переправила крестоносцев на его южный берег. Крестоносцы обладали бесспорным превосходством на морях — Средиземном и Черном, а также на Дунае. Его обеспечили флоты Генуи, Венеции, рыцарей-Госпитальеров, Венгрии (207. 23).

Двигаясь к Никополю, крестоносцы взяли Видин. Гарнизон, состоящий из болгарских войнуков, открыл им ворота. Тем не менее он был перебит, а Невер и 300 крестоносцев тут же на «поле чести» были посвящены в рыцари. Та же участь постигла жителей и защитников Оряхова (207. 39).

Никополь располагался на высоком обрыве над Дунаем. Его защищал гарнизон во главе с опытным бегом Доганом. Попытки франко-бургундских войск штурмовать замок по приставным лестницам и венгерских войск — через подкопы провалились. Крестоносцы штурмовали Никополь для вида — они старались вынудить Баязида к сражению (207. 41).

В то время когда армия крестоносцев выступила из Буды, Баязид осаждал Константинополь. Он снял осаду, сжег осадные машины и двинулся им навстречу. Армия была у него под рукой. Крестоносный флот, шедший Босфором в Черное море, даже не пытался блокировать переправу турок из Малой Азии — было поздно.

Его главным союзником должен был стать Стефан Лазаревич, князь Сербии. Баязид уже наслаждался в гареме его сестрой Оливерой и рассчитывал на его войска. Встречу с сербами Баязид назначил на Марице между Эдирне и Пловдивом. Навстречу крестоносцам он отрядил акынджы под началом бея Евреноса — с задачей выяснить их намерения и предотвратить «расползание» по Болгарии.

«Расползаться» крестоносцы не старались: флот обеспечил им подвоз припасов по Дунаю — необходимости в фуражировках не было, а разведкой они пренебрегли. Тем, кто предостерегал о скором появлении Баязида, в крестоносном лагере отрезали уши, как паникерам (207. 42).

Проекты

Хроника сумерек Мне не нужны... Рогов Изнанка ИХ Ловцы Безвременье Некто Никто

сайт проекта: www.nektonikto.ru

Стихи. Музыка Предчувствие прошлого Птицы

на главную: www.shirogorov.ru/html/

© 2013 Владимир Широгоров - shirogorov@gmail.com, разработка - Чеканов Сергей, иллюстрации - Ксения Львова

Яндекс.Метрика