Flash-версия сайта доступна
по ссылке (www.shirogorov.ru):

Карта сайта:

Украинская война. Специи португальцы

СПЕЦИИ ПОРТУГАЛЬЦЫ

 

Баязид II проводил свои реформы в первом десятилетии XVI в., когда шах Исмаил был занят завоеваниями в Иране и Ираке. Мамлюков в то время отвлек другой враг, который свалился им на голову не менее ошеломительно, чем на Османов — кызылбаши со своим юным Махди. То были, откуда ни возьмись, — португальцы.

В 1452 г. они получили буллу папы Николая V «Дум Диверсас», наделившую их правом без ограничений: атаковать и покорять «сарацин» (то есть мусульман), язычников и прочих «неверных», захватывать их земли и имущество, убивать их и обращать в рабство. Замысел Буллы исходил от знаменитого принца Генриха Мореплавателя. Вместо частного пиратства Генрих стремился перейти к организованной государством экспансии (6. 22—23). Первоначальный капитал для нее Португальская корона сколотила, обчистив «своих» евреев (224. 48). А затем предприятие перешло к самофинансированию за счет рабов и добычи.

Всю вторую половину XV в. португальцы были заняты постепенным продвижением вдоль атлантического побережья Африки на юг, а затем — после того как Бартоломеу Диаш в 1487 г. обогнул ее южную оконечность — мыс Доброй Надежды — на север. Они захватывали прибрежные базы и пробовали свои силы в экспедициях вглубь континента. Наконец, в 1498 г. пришло время решительного броска. Королевский флот — «армада» во главе с Васко да Гамой, обогнув мыс Доброй Надежды, заявился в Калькутту и вернулся в Лиссабон — нагруженный заветными специями (183. 148).

Теперь экспедиции к берегам Индии предпринимались португальцами ежегодно, их присутствие в Индийском океане стало постоянным. Да Гама же показал индусам и мусульманам португальские инструменты «сотрудничества»: в 1502 г. он блокировал и бомбардировал Калькутту с моря, а в 1503 г. разбил наголову соединенный флот мамлюков и местных мусульман, разметав их корабли огнем своей артиллерии (91. 82).

Португальцы раздули в Индии (несмотря на свою малочисленность) престиж «христианства» до пугающей величины. Как у себя дома — они принялись продавать лицензии на мореплавание в Индийском океане и беспощадно топили и грабили всех, кто ими не обзавелся. А самой опасной для всех традиционных торговцев Индии и Индонезии (а также привыкших к прибылям правителей) была португальская идея захвата крупнейших транзитных портов (281. 29). Автором этой стратегии был «вице-король Индии» Альфонсо де Альбукере — он выразил ее отчетливо взятием Гоа в 1510 г. и Малакки в 1511 г. (267. 5). Агрессивно реализованная, она быстро принесла португальцам господство на торговых путях.

Португальская морская империя была торговой, но идейно — крестоносной. Да Гама, добравшись до Калькутты, искал там «христиан и специи» (как сказали его моряки, встретив там магрибских арабов, владеющих испанским). Португальцы видели себя продолжателями Реконкисты — той религиозной войны, которая принесла им и испанцам Иберийский полуостров. «Маврами» португальцы называли мусульман, встреченных ими вплоть до Цейлона, Филиппин и Индонезии. И мавров они намеревались бить и гнать до самого предела мыслимого мира.

Вскоре португальцы появились в Йемене и в Красном море — совсем рядом со Святыми Местами Ислама. Мекка и Медина оказались под угрозой португальских рейдов. Что сделают со Святынями Ислама, с их хранителями и паломниками в своем крестоносном рвении португальцы — было понятно.

Лишенные огнестрельного оружия войска местных «шарифов» — подданных египетских мамлюков, отразить их не могли. Также не могли защитить их от португальцев сами мамлюки. В панике шарифы прятали свои сокровища и гаремы в окрестных горах и пустынях, туда же готовились бежать богословы и все местное население (143. 203). Хадж, приносивший наместникам Святых Мест баснословный доход, кормивший там торговцев, мулл и жителей, — резко пошел на спад. Бедуины, почуяв слабость мамлюков, стали нападать на паломников, на торговые караваны, на оазисы, рыскали по самой Мекке. В 1505—1506 гг. хадж пришлось приостановить.

Мамлюки угрожали папе разрушить Гроб Господень, если он не одернет зарвавшихся португальцев. Но португальцы египтян высмеяли: султан зарабатывает на паломниках столько, что не посмеет Гроб тронуть (они были правы) (49. 113). В их крестоносном пыле и алчности — португальцев было уже не удержать. Репутация мамлюков в исламском мире катилась под откос.

Еще быстрее шла на спад питавшая казну мамлюков транзитная торговля. В 1503 г. португальские каракки впервые доставили в Лиссабон груз восточных специй (49. 22). В 1513 г. португальцы перевезли в Европу через Лиссабон по вновь проложенному атлантическому пути 500 т специй, в 1517 г. — 2000 т (214. 58—59). Египетская экономика (первым — ее коммерческий сектор) впала в глубочайший кризис.

Венецианцы требовали от мамлюков убрать португальцев с путей перевозки специй и угрожали плавать за ними не в Александрию и Бейрут, а в Лиссабон (49. 33). Золотой и серебряной монеты (которую Египет получал за транзитные товары) не стало вовсе, в изобилии была лишь обесцененная медная, которую не принимали нигде (148. 103). Португальцы жировали на той коммерции, которая приносила прежде львиную долю бюджетных доходов мамлюкам и Османам.

Коммерческая прыть и религиозный пыл португальцев ничего бы не значили, не владей они передовым флотом и новейшими достижениями в технике и тактике применения огнестрельного оружия. Мамлюки были бессильны против португальцев: у них не было ни того, ни другого. Бросив былую вражду, они обратились к Баязиду II.

Султан был рад завязать с мамлюками союз, как против португальцев, так и против кызылбашей. В 1501 г. он выдал за мамлюкского султана свою дочь (290. 326). Он немедленно стал помогать мамлюкам материалами для строительства кораблей, пушками и советниками. Возможно, среди его соображений были стремление восстановить баснословно выгодную торговлю специями и исламская солидарность, но главным было удержать мамлюков от поддержки собственного сына Коркуда (101. 211).

Коркуд был назначен в 1500 г. подавить очередное восстание в Карамане, но вместо этого стал искать там себе опору в предстоящей борьбе за Османский престол (49. 57) и стал при османском дворе пугалом. В 1509 г. он заподозрил отца в намерении расправиться с ним и бежал в Египет (49. 72). Мамлюки намек поняли и вынудили Коркуда убраться: в 1511 г. он вернулся в Турцию.

В 1507 г. Баязид II направил из Стамбула в Александрию пушки, железо, медь, корабельных мастеров и материалы в помощь строительству мамлюкского флота в Суэце и в укреплении Джидды — крепости близ Мекки и Медины, где ожидался удар нацелившихся на Святые Места португальцев. Материалы эти он не дарил бесплатно, а продавал, зарабатывая на беде мамлюков огромные барыши. Туда же, ободренные султаном, тянулись турецкие и магрибские наемники — своих моряков у мамлюков не было (49. 69, 114, 116).

В Суэце с помощью венецианских и рагузанских инженеров (обе Республики были раздражены португальской конкуренцией на торговых путях) мамлюки построили флот из нескольких галер и галеасов. Их огневая мощь была слабой — мамлюки уповали на лучников и абортажные команды, готовые атаковать суда португальцев врукопашную.

В 1508 г. в гавани Чаул в Индии эти корабли, соединившись с флотом индийских мусульман, внезапно напали на небольшой португальский отряд. Тот бой сразу показал явное превосходство португальцев над мамлюками и индусами. Огонь пушек и аркебуз не позволил им взять португальские суда на абортаж — тем удалось уйти, лишь одно затонуло на выходе из гавани. На беду мамлюков, на нем находился и погиб сын португальского вице-короля Индии ди Алмейды. Отец пришел отомстить: на следующий год близ Диу португальцы с яростью уничтожили весь флот мамлюков и их союзников. Египетских пленников вешали на мачтах, сжигали живьем и, привязанных к стволам пушек, разрывали выстрелами.

На смену Алмейде пришел еще более агрессивный ди Албукерке. Он призывал короля Мануэля I «отбросить Ислам» в Индийском океане и стать «самым богатым» монархом в мире. Его целями были не только завоевания в Индии, но также «разрушить Мекку» и «пресечь культ Мохаммеда» (288. 7, 10). Альбукерке планировал бросок через пустыню, чтобы захватить «сокровища» в Мекке и «тело Мухаммеда» в Медине (148. 59). Теперь мамлюки не просто взывали к Баязиду II, они возопили о помощи.

В 1510 г. Османы направили морем в Египет древесину для постройки 50 судов. Иоанниты с острова Родос силами в 17—18 галер атаковали собранный в бухте Айяс транспортный флот. (Кроме своего обычного желания навредить мусульманам, они боялись, что мамлюки строят суда против них.) Египетский командир был убит, экипажи — выбросились на берег, корабли с лесом — похищены рыцарями (49. 40, 116).

Вслед за этим неудачным конвоем последовали другие, в сопровождении османского военного флота — более успешные. Баязид II даже послал часть материалов бесплатно, в знак исламской солидарности (49. 117). Из Александрии мамлюки везли материалы на верблюдах в Суэц, где истошно пытались восстановить флот, сожженный при Диу 1509. Командовать им был назначен турецкий капитан Салман Реис. Флот концентрировался в Джидде, но выступить не решался.

В 1515 г. Альбукерке взял Ормуз и полностью блокировал мусульманскую торговлю пряностями в Персидском заливе. Португальцы бесстрашно громили мусульманские армии и флоты с соотношением сил один против шестисот (92. 26) — для них не было невозможного.

Разгул португальцев в Индийском океане и угроза Хиджазу нанесли престижу мамлюков непоправимый ущерб. Аравийские и индийские мусульмане, отчаявшись добиться от них безопасности, угрожали им предаться под власть португальцев (49. 116). В 1510-е гг. суннитский мир чаял себе иного лидера — способного справиться с вызовом португальцев и отбросить кызылбашей. То могли быть только Османы. И Османы, благодаря реформам Баязида II, — были готовы.

Проекты

Хроника сумерек Мне не нужны... Рогов Изнанка ИХ Ловцы Безвременье Некто Никто

сайт проекта: www.nektonikto.ru

Стихи. Музыка Предчувствие прошлого Птицы

на главную: www.shirogorov.ru/html/

© 2013 Владимир Широгоров - shirogorov@gmail.com, разработка - Чеканов Сергей, иллюстрации - Ксения Львова

Яндекс.Метрика