Flash-версия сайта доступна
по ссылке (www.shirogorov.ru):

Карта сайта:

Украинская война. Райданийе 1517

РАЙДАНИЙЕ 1517

 

Мамлюки ожидали Селима I в Египте по весне. Но обезглавив перед строем армии второго везиря Хуссейна пашу (тот слишком настойчиво советовал отложить наступление), реквизировав продовольствие и вьючных верблюдов у населения, он был в Египте уже к середине января 1517 г. По пути Селим I заехал в Иерусалим — место вознесения на Небо Пророка Мухаммеда. Его армия шла на Египет едва ли не быстрее, чем возносился в свое время Пророк.

«Мне открылось, — писал Селим I новому мамлюкскому султану Туманбею (аль Малик аль Ашрафу), — что я стану владетелем Запада и Востока подобно Александру Великому. А ты — раб, которого продают и покупают. Я — подлинный властитель (“малик ибн малик”), потомок двадцати поколений властителей!» (165. 25).

Говорят, Туманбей в ответ на предложение беглого испанского мавра закупить для него пушки у венецианцев ответил, что сам Пророк Мухаммед называл оружием истинных мусульман копье, меч и лук, но не упоминал пушек, пушки — оружие трусов. «Те, кто проживут долго, увидят эту державу поверженной пушечными ядрами», — якобы изрек мавр (210. 619).

В действительности для всех троих — Пророка Мухаммеда, Туманбея и мавра, то была поза на публику. Пророк принес веру — оружие более сильное, чем копье, меч, лук, и вера принесла всемирную империю его последователям. Побеждать с пушками и аркебузами, даже купленными у «неверных», даже побеждать своих братьев-мусульман, — не менее «правоверно», чем с копьем, мечом, луком. Туманбей хорошо понимал: главное — побеждать! Но уже никакие венецианцы ни за какие деньги (которые тянул мавр-прорицатель) не успеют переоснастить и переобучить, а главное «поменять мозги» мамлюкам. Туманбею надо было вдохновлять мамлюков такими, какие они есть — и он призвал Пророка.

В действительности Туманбей не был твердолобым или жадным: он извлек уроки из Мардж Дабика. Он попытался обратить турецкую тактику против турок. Его полевая армия из мамлюков, бедуинов и «Пятого корпуса» укрылась за земляными валами, которыми он перехватил главный путь, ведущий к Каиру. Туманбей собрал пушки со всего Египта: 30 он вез на телегах, еще 30 — притороченными к верблюдам. Накануне битвы он все-таки добыл еще несколько десятков в Александрии у венецианцев — всего до 100 современных бронзовых орудий.

За тяжелыми пушками Туманбей вытянул линию из сотни боевых возов, оснащенных легкими полевыми. Там засели наспех сколоченные роты аркебузьеров: европейских советников, наемников из Магриба и призывников «Пятого корпуса». Позади ждали конные мамлюки и бедуины, готовые контратаковать, окружить, рассеять зарвавшихся турок.

Предатели — всегда наготове у мамлюков, которых Селим I, не скупясь, покупал, — раскрыли ему план обороны Каира. Задача была новой для Селима: он выиграл Чалдыран 1514 и Мардж Дабик 1516 в оборонительной позиции, встретив огнем конное наступление противника. Здесь противник сам ожидал его — с тем же намерением.

Численным превосходством, как при Чалдыране и Мардж Дабике, Селим не располагал. Поля под Чалдыраном 1514 и Мардж Дабиком 1516, горы Северного Ирака и Ирана, пустыни Сирии и Месопотамии были усыпаны янычарскими костями. Но здесь с ним были выжившие — лучшие. Как и с Туманбеем. Силы мамлюков и турок были примерно равны.

Селим не мог остановиться и выжидать — ему требовалось наступать, а все последствия фронтальной атаки он знал слишком хорошо. Ночью 21 января его армия, слаженно как заводной механизм, снялась с позиций, занятых перед укреплениями мамлюков, обошла их на несколько километров справа и утром выстроилась в боевой порядок наискось к левому флангу Туманбея у селения Райданийе.

Разведка мамлюков и бедуинов этот турецкий маневр упустила. Появление на фланге всей турецкой армии было внезапным для Туманбея. Он не смог быстро и организованно среагировать. Его войска, меняя позицию, попали в огневую засаду заранее расположенных турецких пушек. Более того, в суматохе они не сумели защитить свои пушки на главной оборонительной линии, которую внезапно захватила румелийская конница турок.

Проблемой мамлюков стало не отсутствие у них пушек и не их качество, а то, как их применил Туманбей и как действовал против них Селим. Упование мамлюков на статичную оборону укрепленной артиллерией позиции против лобовой атаки противника обусловило их пассивность на поле боя, перехват инициативы Османами (147. 138).

Туманбей попытался вытащить пушки из своих редутов, переставить, перенацелить их — но было поздно. Его пушки были тяжелой артиллерией, не полевой, как у Османов, они стреляли с платформ и не имели колес — лишь немногие из них удалось ввести в бой. Маневренная турецкая артиллерия наносила огромные потери плотно построенным мамлюкским войскам. Туманбею, чтобы его армия не разбежалась впустую, пришлось атаковать самому.

Он разделил войска на три корпуса мамлюков. Легкоконные бедуинские отряды он направил в глубокий обход — тревожить турок с тыла. Турки стояли в обычном своем боевом порядке: сипахи Румелии и Анатолии слева и справа, по центру — в табуре янычары с выдвинутыми вперед пушками. Часть сипахов и 500 янычар под руководством великого везиря Хадима Синана паши стояли в резерве.

На левом фланге мамлюки разбили сипахов Румелии. По центру Туманбей, несмотря на огонь пушек и аркебуз, сумел ворваться в табур — сквозь строй янычар он ринулся к знамени Селима — убить врага в личном поединке. Но на правом фланге сипахи Анатолии отразили мамлюков, контратаковали и вышли в тыл основным силам Туманбея.

Селим вложил свой контрудар не в артиллерию, не в конницу, а в необычно подвижную на поле боя пехоту. В его войсках были 8000 янычар, из них половина — аркебузьеры и лучники, а половина в тот раз — пикинеры (147. 134). Пехотные пикинеры были невероятным для турок (и короткоживущим) изобретением или заимствованием Селима. Именно благодаря пикинерам османская пехота смогла выполнить под Райданийе тот сложнейший маневр в противоборстве с мамлюкской конницей — и не быть рассеянной, вырубленной, затоптанной. Янычары отразили личную гвардию Туманбея, вышли из табура и, то — стреляя, то — укрепляясь пиками, «импульсами» двинулись вперед.

Их потери были ужасны. Хадим Синан вел их в атаку и погиб. Говорят Туманбей лично зарубил не только его, но еще 1000 турок (297. 45). Но ему пришлось отступать. Переместить свои боевые возы мамлюки не успели — их пехота была рассеяна и истреблена турками. Развал центра предопределил общее поражение мамлюков (17. 139). Отступление стало бегством.

Битва при Райданийе 1517 была упорной и кровавой: полегли треть мамлюкской и пятая часть турецкой армии. «Мы победили — но потеряли Синана!»: обозленный Селим приказал перебить всех пленных и раненых мамлюков. Туманбей ушел не в Каир, который не имел серьезных укреплений, а за его южные предместья — в пустыню.

Проекты

Хроника сумерек Мне не нужны... Рогов Изнанка ИХ Ловцы Безвременье Некто Никто

сайт проекта: www.nektonikto.ru

Стихи. Музыка Предчувствие прошлого Птицы

на главную: www.shirogorov.ru/html/

© 2013 Владимир Широгоров - shirogorov@gmail.com, разработка - Чеканов Сергей, иллюстрации - Ксения Львова

Яндекс.Метрика