Flash-версия сайта доступна
по ссылке (www.shirogorov.ru):

Карта сайта:

Украинская война. Ольшаница 1527

ЧАСТЬ 8. БОНА АМОР

Глава 9. Ольшаница 1527

 

С конца XV в. ход вооруженной борьбы между поляками и литовцами, с одной стороны, и татарами с другой, указывает на колеблющееся военное равновесие. Все переменчивое счастье гетманов литовского К. Острожского и польского Н. Каменецкого в войнах с татарами говорит о том, что весомым тактическим превосходством над ними ни польская, ни литовская армии не располагали. Приемы боя и вооружение татар были по-своему не менее эффективны. Ореол победителей под Лопушино 1512 не гарантировал полякам и литовцам успехов в войне с ними сам по себе — армию было необходимо совершенствовать и эффективно применять.

Победу в сражении требовалось подготовить своевременным сбором и правильным развертыванием войск, целенаправленно вести кампанию к сражению, вовремя завязать его и принять в его ходе верные решения. Как польско-литовская армия, так и татары хорошо знали свою силу и свои слабости: каждая из сторон стремилась вынудить противника принять свои условия боя, преуспевший в этом — побеждал. В маневренном бою, как правило, победы добивались татарские войска, во фронтальном столкновении — польско-литовские. Отклонения от правила определялись военным счастьем.

Это равновесие не было благоприятным для Польши и Литвы. Боевые действия велись на их территории, татары обладали бесспорным оперативным превосходством — они вторгались вглубь литовских и польских земель и беспощадно разоряли их, в огромном числе выводили пленных. В 1516 г. татары вывели 50 000 пленных, столько же прогнали через Сокаль в 1519 г. — даже приняв за очевидное преувеличение, эти цифры поражают.

С учетом того, что мелкие нападения татар происходили чуть не ежедневно, а вторжения более крупных отрядов по несколько раз в год, татары действительно опустошали южные районы Польши и Литвы, прежде всего Подолье, Галицию, Люблинскую землю, Волынь и Киевскую землю — подчистую, а более северным территориям наносили тяжелый, подчас непоправимый урон.

К 1526 г. завершился конфликт за власть в Крымском ханстве и оба претендента: хан Саадет-Гирей и калга Ислам-Гирей достигли примирения. Одной из его основ стало стремление крымской знати и массы татар возобновить набеги — прежде всего на южнорусские земли в составе Литвы и Польши, лишенные той системы сплошной обороны, что была построена на границах Московского государства после гибельного крымско-казанского вторжения 1521 г.

Как поляки, так и литовцы вовсе не были усыплены мирными заверениями хана и калги. Новая схема финансирования польской оброны поточны была принята в 1525 г.: Сейм в Петркуве закрепил определенное число наемных конных хоругвей и пеших рот за всеми польскими воеводствами. Был введен налог 18 грошей с лана земли, позволивший нанять в 1528 г. в оброну поточну 3364 всадника и 500 пехотинцев. Непосредственное руководство наемной армией, действующей на юге, осуществлял гетман польный Ян Кола.

В Литве нанимали надворные хоругви и призывали доменные войска в великокняжеских имениях, специальными указами наготове держали шляхтичей службы земской и городских ополченцев — мещан и казаков. В качестве одной из мер противодействия Крыму намечалось возвращение в кочевья Заволжской (Большой) орды хана Шейх-Ахмета, четверть века отсиживавшегося от крымцев в Литве (677. 54). Ходили слухи о том, что крымцев на Польшу и Литву наводит великий князь Московский Василий III, и слухи эти воспринимались как никогда всерьез.

В самом конце 1526 г. крымская армия в 7000—10 000 бойцов через Волынь прорвалась до Пинска и Бобруйска (где татар не видели с набегов начала века). Татары воспользовались невероятно лютыми морозами: непролазные полесские болота застыли и превратились вместе с многочисленными речками в удобные пути для движения татарской конницы (677. 55). Подсчет численности татар у польско-литовских хронистов и собравших слухи иностранцев — всегда преувеличен. Учитывая, что во главе набега стоял не хан, а какой-то из его отпрысков (не калга) «юный хан», отряд не составлял половины этого числа.

Разорив Полесье, татары двинулись назад с пленными и добычей. Их преследовали литовские войска числом 3500—5000 бойцов во главе с Ю. Радзивиллом — трокским и виленским каштеляном, А. Немировичем — киевским воеводой, Е. Дашкевичем — каневским и черкасским старостой, удельным князем Ю. Слуцким, волынскими магнатами князьями Ф. Сангушко, И. и А. Вишневецкими, А. Чарторыйским (677. 55). Маршрут татар стал неожиданным для литовцев, но не набег сам по себе. Служба земская была если не собрана, то оповещена заранее. Ее реорганизация А. Гаштольдом согласно Статуту 1529 г. положительно сказалась на мобилизации и координации войск.

Огромный полон, множество скота и обильная добыча отяготили татар. Быстрому походу мешал глубокий снег. Тормозили татар шедшие с ними турецкие подразделения. Судя по найденным среди погибших турецким трупам (702. 206), как и в войнах с Россией, татары пытались за счет привлечения янычар свести на нет преимущество своих северных противников в пехоте и в огнестрельном оружии. Но, добиваясь этого, теряли ключевое для них превосходство в подвижности.

Командующий литовской армией К. Острожский выслал на перехват татар отряд в 1500 всадников во главе с Ю. Слуцким и Е. Дашкевичем. Но князь и староста зашли слишком далеко вперед. Острожский нагнал татар быстрее: в конце января — начале февраля у речки Ольшаницы под Каневом, в собственных владениях. К татарскому лагерю он приблизился под ночь, но вынужден был дать отдых своей армии и ее измотанным коням.

Навряд ли татары отогнали коней пастись, а сами резали скот и безудержно пировали, не ведая о погоне (677. 56). Пастись в снегу по брюхо не могли даже татарские кони, а разведкой и дисциплиной татары не пренебрегали никогда. И навряд ли они сгоняли в табун всех своих коней ради одной ночевки.

Внезапным нападение Острожского на них не могло быть еще потому, что в сильные, по памяти очевидцев, морозы снег «подсвечивает» местность, а «первые лучи солнца» (когда Острожский повел атаку) появляются в феврале поздно, когда даже «беспечные» татары уже проснулись. Более вероятно — маневр татар сковал именно глубокий снег, а стремление отстоять добычу и пленных — подставило их под удар литовской конницы. Часть татар спешились, чтобы организовать оборону лагеря, укрепленного повозками, дрекольем и снежными завалами (как татары часто делали зимой), часть — остались конными для действий во фланг и тыл атакующим литовцам.

Внезапность и глубина набега привели к тому, что в плен татарам достались не только крестьяне и простые мещане, но также шляхетсткие семьи. У многих бойцов службы земской в татарском стойбище у Ольшаницы томились и погибали на морозе семьи: их ярость сломила татар. С Острожским был Ю. Радзивилл «Геркулес» — отличный командир, проявивший себя под Оршей 1514. В сугробах коням по брюхо конные татары не могли использовать свою подвижность. Литовцам удалось разгромить и отогнать их.

Острожский сосредоточил силы на окружении и штурме занятого пешими татарами лагеря. Там бой не был скоротечным: во главе с «юным ханом» татары яростно дрались почти весь день. Часть их погибла, другие вырвались, бросив добычу, остальные попались в плен. Мелкими группами уцелевшие татары прорывались в степи — между Каневом и Черкассами многих удалось перехватить и уничтожить отряду Е. Дашкевича и Ю. Слуцкого. Но, конечно, потери в 20 000—26 000 бойцов, которые приписывают татарам (677. 56), являются преувеличением. Большинству их удалось рассеяться и уйти — потери татар составили едва десятую от этого числа.

Более 40 000 полона было освобождено, добыча отбита. С семью сотнями пленных татар Острожский прибыл в Краков, ко двору Сигизмунда I, где ему был устроен небывалый триумф. Вполне насладиться заслуженной славой князю не удалось — он вскоре скончался.

Значение победы Острожского под Ольшаницами было громадным для дальнейшего хода войны между Польшей, Литвой и Крымом в Западной и Юго-Западной Руси. Разгромлен был не один из загонов, что случалось нередко, а вся татарская армия вторжения, собранная в кулак. Очевидно, организационное и тактическое равновесие качнулось от крымской армии в сторону польско-литовской. Паралич Сокаля 1519, сковавший действия польских и литовских войск, — был преодолен. Теперь они будут меньше отсиживаться в замках, смелее вести с татарами маневренную войну.

Победу одержала литовская армия — без польской оброны поточны, как под Лопушно 1512, и без польских наемников, как под Оршей 1514. Очевидно, реформы, предпринятые в Литве Сигизмундом I и А. Гаштольдом, начали приносить плоды. Теперь Литва располагала много более боеспособной собственной армией. Татары будут вынуждены с этим считаться.

Они станут предпринимать столь опасные для Литвы и Польши глубокие смелые набеги много реже и с большей осмотрительностью, сосредоточившись на войне в приграничье. Возобновившаяся в Крыму склока между ханом Саадет-Гиреем и калгой Ислам-Гиреем, а также вражда крымцев и ногаев будут способствовать этому. Внутренние районы Литвы от Полесья и севернее, а также Польши за Галицией будут избавлены от крупных татарских вторжений.

Польско-литовское правительство использовало победу под Ольшаницами сполна — для того, чтобы задрать в трепещущей Европе свой военный престиж на фоне поражения Венгрии от турок Сулеймана I под Мохачем 1526. Венгры и их ходатаи просили у Сигизмунда ставших знаменитыми литовцев и популярного Е. Дашкевича для защиты от Османов. Но прожекты остались втуне: Венгрия пала, а внешняя политика Польши и Литвы осталась подчиненной турецкому диктату.

Проекты

Хроника сумерек Мне не нужны... Рогов Изнанка ИХ Ловцы Безвременье Некто Никто

сайт проекта: www.nektonikto.ru

Стихи. Музыка Предчувствие прошлого Птицы

на главную: www.shirogorov.ru/html/

© 2013 Владимир Широгоров - shirogorov@gmail.com, разработка - Чеканов Сергей, иллюстрации - Ксения Львова

Яндекс.Метрика