Flash-версия сайта доступна
по ссылке (www.shirogorov.ru):

Карта сайта:

Изнанка ИХ. Часть 2. Глава 2. Пред падением

2. Пред падением

 

...Холодно. Нечеловечески бездушно. Тихо...

Шеин лежал окаменев, замороженный и бесчувственный, как мертвец.

Он лежал, напряженный и вытянутый, как лежит перед рывком обессиленная рыба, выброшенная из проруби на толстый лед за глотком свежего ветра, но не сумевшая вернуться в спасительное тепло воды. И как у немеющей от мороза рыбы, с его губ иногда слетало какое-то шевеление, и глаза выпукло высвечивали из-под дернувшихся век.

Он ожидал.

Шеин даже позволил себе расслабиться и грезить: тень пустынного лета вновь выросла за спиной среди иссохших покинутых холмов. Засушливое лето голода и лагерей. Лето пятьдесят второго, когда он наконец-то позволил себе увидеть Россию, вывернутую изнанкой страну своих детских сказок. Лето его запоздалых признаний.

Он больше ничем никому не обязан. Все его долги – перед собой и этими холмами.

Лето заставило его принять истину, которую он долго отгонял от себя, и взвалить ношу, которой прежде так упрямо избегал: пора возвращаться в Россию. В страну, где не был никогда.

Пора потому, что уже поздно, уже не дано ждать. Потому что другими людьми исчерпаны все промедление, ожидание и нерешительность. Оправданы и откуплены любая жестокость, любое вероломство. Засушливое лето пятьдесят второго не оставило Шеину ни глотка в пересохшем колодце долготерпения...

Забытье Шеина прервал громкий, но опасливый мужской крик.

Шеин угадал – он не продремал и пары минут, а сменщик уже нашел лежащего у изгороди охранника. Нашел, закричал и передернул затвор. Глаза Шеина широко раскрылись – очень быстро в ответ на крик сразу в нескольких окнах дома на первом этаже за плотными шторами прорезался свет.

Охранники, дежурившие в разных углах той небольшой части сада, которая не была вырублена или заброшена после революции, обменялись условными выкриками. Около десятка человек с фонарями быстро рассредоточились редкой цепочкой и двинулись осматривать строения и сад. В тишине: здесь госбезопасность не использует собак.

Эти наблюдения быстро положили конец полусонно-полуобморочному экстазу Шеина. Его тело и мысли вернулись под власть прочных инстинктов и привычек. Замедлившееся сердце уверенно набрало темп, достаточный для самых решительных перегрузок. Все еще неподвижный, он размял мышцы – ослабляя и напрягая.

Шеин разыгрывал остроумный, но опасный спектакль. Он должен убедить хозяев дачи, что кто-то прорывался к дому, убил охранника, но потом, застигнутый тревогой, вынужден уйти болотом и лесом. Необходимо, чтобы у них не осталось сомнений в том, что нападение отражено, что никто не проник в дом. Но так же важно доказать, что совсем близко бродит некто, настойчиво стремящийся прорваться, пока темно. Дом нужен пустым на несколько часов – когда уберут почти всех охранников по периметру сада, а еще лучше – прочесывать болото, лес и недалекое шоссе. Тогда его шансы что-то или кого-то найти неизмеримо возрастут. В пустоте просторнее искать – в тишине понятнее говорить.

Шеин изобрел и расставил простую, но надежную ловушку сам на себя, а потом позволил ей захлопнуться. И только тогда, когда необысканное пятно сада сузилось до пятачка вокруг, Шеин встрепенулся, метнулся вдоль построек и, скользя от одного куста к другому, обошел дом с противоположной стороны – туда, где вымерший сад обрывается в заболоченное мелколесье. Заметив старую скамейку, Шеин скатился под нее. Впереди, все ближе и ближе, мелькал желтоватый фонарь.

Человек с фонарем, вытянув вперед руку с пистолетом, лихорадочно ощупывал пятном света деревья, наст и кусты. Справа и слева от него, не больше чем в двух десятках шагов, плясали такие же желтки света. Близкое присутствие товарищей бодрило, но все же человек явно боялся предательской непредсказуемой темноты и спешил, стремясь как можно скорее осветить все вокруг, словно свет может уберечь от пули или ножа. Он спешил, но метания фонаря мешали всматриваться ему самому, слепили его. Человек был малоопасен.

Когда он подошел совсем вплотную, Шеин выкатился из-под скамейки, встал и оказался настолько близко, что фонарь чуть не уперся ему в грудь. Он неожиданности человек замер.

Шеин выбросил руку, выхватил фонарь, закинул в кусты. Прыгающий грязный зайчик света уткнулся в пустоту и исчез. Внезапно обвалившийся мрак перехватил уже подкатившийся к горлу человека крик. Дернувшись, он ткнул пистолетом в сторону Шеина и нажал курок – Шеину был очень нужен этот выстрел. За те медленные мгновения, которые длится сгибание пальца на курке, Шеин всем корпусом качнулся с траектории пули, а потом, быстро придавив кисть стреляющего к рукоятке, ударом погрузил пальцы левой руки ему в горло. Конвульсии были коротки, почти секунды, но, как и рассчитывал Шеин, человек успел сделать еще несколько выстрелов: Шеин сознательно не мешал ему. Когда Шеин отпустил его горло, десяток ног уже тяжело прорывались к ним сквозь заросли напрямик.

Быстро, по-змеиному, припадая то здесь, то там к земле, от куста к кусту и от пригорка к пригорку, пользуясь тем, что преследователи бегут как попало, вразброд, Шеин беспрепятственно скользил в направлении, которого никто от него не ждал – к дому. Он удовлетворенно заметил, что на выстрелы выскочили еще несколько человек – почти вся оставленная внутри охрана. Друг за другом они пробегали мимо к лесу и болоту, присоединяясь к тем, кто уже стрелял там на ходу по врагам, которых во множестве порождал мрак неухоженных зарослей. Так парой чужих смертей, пожертвованных ночи, как обычно легко Шеин купил ее темное покровительство.

Скользнув к дому, он вжался в тень, образованную низким выступом веранды второго этажа, и легко дотянулся до ее фигурного ограждения. С него, уклоняясь от плотно закрытого шторами тусклого окна, Шеин дотянулся до карниза, наполовину спрятанного в скатах железной крыши. Немного повисев на пальцах для уверенности в его надежности, Шеин подтянулся и ухватился за железный желоб, горбом спускающийся рядом: лешим и оборотням легко скользить к луне по причудливой архитектуре старых декадентских особняков. Шеин переполз вверх и перелез с крыши в незапертое чердачное оконце.

Чердак был сплошь завален разным хламом. Хозяева дома, мелькавшие как кадры на кинопленке, от какого-то придворного магната до детской коммуны и госбезопасности, часто меняли убранство комнат. Коммуне не были нужны гигантские аристократические кровати с балдахинами и кожаные кабинеты с этажерками, а госбезопасности пришлось чистить дом от грубо сколоченных перегородок, самодельных столов и нар. А все, что казалось непонятным и лишним, не годилось на переделку или дрова – забрасывали на просторный чердак, местами достаточно высокий, чтобы сделать жилым.

«Превосходное гнездышко для злого кукушонка», – подумал Шеин и чуть не чихнул: превосходное, если бы не пыль. Он снял какие-то пустые ящики с истертого кожаного дивана и не стесняясь растянулся на нем во весь рост. На чердаке было тепло. Наверное, целый час, пока уляжется паника и уймутся оставшиеся в доме, он может дремать. «Что они сделают с трупами?» – Шеин прикрыл глаза с приятной загадкой на губах.

Отведенные полчаса он спал спокойным, умиротворенным сном человека, прервавшего нужную работу – на – совесть, чтобы немного передохнуть.

Оставив своими сторожами все возможные и невозможные чувства, Шеин грезил. В кромешной тьме он шел, почти бежал, по змеящейся в траве желтой тропе на гребне невысоких пологих холмов. Мрак был настолько густым, что Шеин видел лишь на пару шагов. Он бежал, а короткие на затылке волосы ощетинились от зудящих под кожей прикосновений к опасности. Его ждут жестокие удары, которые он должен принять и держать, не оступившись, не вскрикнув, не пошатнувшись...

Так Шеин спал, растекаясь по играющим в душе граням мистического поэта и ритуального убийства, пока внезапное и потому жуткое, острое и влажное прикосновение не обожгло ему щеки.

Проекты

Хроника сумерек Мне не нужны... Рогов Изнанка ИХ Ловцы Безвременье Некто Никто

сайт проекта: www.nektonikto.ru

Стихи. Музыка Предчувствие прошлого Птицы

на главную: www.shirogorov.ru/html/

© 2013 Владимир Широгоров - shirogorov@gmail.com, разработка - Чеканов Сергей, иллюстрации - Ксения Львова

Яндекс.Метрика