Flash-версия сайта доступна
по ссылке (www.shirogorov.ru):

Карта сайта:

Украинская война. «Едино стадо и един пастырь»

«ЕДИНО СТАДО И ЕДИН ПАСТЫРЬ»

 

Уничтожив внешнюю татарскую армию на Арском поле и в Арском лесу, русские войска смогли решительно, не отвлекась, приступить к взятию самой Казани. Для того чтобы лишить город источника снабжения водой и открыть это направление для приступа, речку Казанку отвели от города, перегородив плотиной (252. 236).

Основным приемом против укреплений Казани стали минно-взрывные подкопы — осадная тактика, еще неизвестная татарам (русские сами познакомились с ней лишь недавно — в 1535 г., защищая от польско-литовской армии Стародуб). Именно ради ее применения поход 1552 г. был предпринят летом, несмотря на те трудности, которые представляли множество местных лесов, болот, рек и сильно пересеченная местность для движения войск и транспортировки артиллерии.

Против минно-взрывных подкопов у казанцев не было отработанных приемов противодействия. Первый подкоп был направлен на уничтожение главного источника питьевой воды в городе — тайника, находившегося вблизи башни Нур-али (Муралеевой — Муравлевой). Опорным пунктом для него стала Даирова баня — каменное сооружение, превращенное русскими в небольшой форт вблизи самой крепости. Подземная галерея в толще суглинков была построена за 10 дней, в нее было заложено 11 бочек пороха.

Мощным взрывом не только разрушило сам водоносный тайник — множество защитников жителей Казани было перебито разлетающимися камнями и бревнами. Казанцы нашли замену источнику, отрыв несколько колодцев, но от дурной в них воды люди болели и умирали (399. 87).

Напротив Царевых ворот дьяк И. Выродков ставит по указанию Ивана IV трехъярусную 12-метровую дубовую осадную башню, заранее изготовленную и доставленную разобранной под Казань. С вознесенных на ней 10 тяжелых орудий и 50 затинных пищалей почти вся Казань простреливалась насквозь. Наибольший урон несли сосредоточенные под стенами защитники (им пришлось выкапывать норы для укрытия от огня) и жители, набиравшие воду из Белого озера.

Под прикрытием орудийного и ружейного огня русские осадные укрепления придвигались все ближе к стенам и башням Казани и в конце сентября встали по линии рва — почти вплотную. Татары попытались отбить туры у Арских и Царевых ворот, произвели вылазку очень крупными силами — до 10 000 бойцов, выбили из туров русское охранение, но контратака резервов во главе с окольничим А.Д. Басмановым Плещеевым позволила М. Воротынскому вернуть их. Большая часть татар, опрокинутых прямо в ров — погибла.

Стены города во многих местах были разрушены, но казанцы несмотря на огромные потери неустанно их чинили, заменяя и усиливая бревенчатыми срубами, тынами из заостренных бревен, завалами, деревянными щитами и наполненными землей ящиками — тарасами.

30 сентября, после взрыва мин, заложенных ночью под татарские тарасы перед Царевыми воротами, части Большого полка М. Воротынского предприняли атаку на Арскую башню и стену к ней от Царевых ворот. Возглавил атаку стольник А. Басманов. Его задачей было создать плацдарм для предстоящего генерального штурма в самих укреплениях Казани. Ударной силой служил стрелецкий прибор И. Черемисинова. Но казанцы были готовы к этой атаке: когда русским удалось взять Арскую башню и взойти на стены, напротив мест прорыва их уже ждал второй ряд укреплений (ретирата), воздвигнутый защитниками города из деревянных срубов, набитых землей (392. 42).

Во избежание больших потерь штурм был остановлен, занятая было восточная часть казанского посада — оставлена, но на участке стен между Арскими и Царевыми воротами русские закрепились в деревянных щитах и турах. Линия осадных укреплений оказалась вдавлена внутрь Казани. Подожженные отступившими русскими войсками участки стен у Царевых, Ногайских и Аталыковых ворот обрушились, образовав широкие бреши, открытые для штурма.

«Русь на стенах и башнях, — яростно кричали казанцы, — но мы челом не бьем!» (383. 87). Развязка была как никогда близка.

Главную взрывную галерею заложили от Даировой бани к Тюменским воротам. 1 октября она была закончена. В нее заложили громадный заряд из 48 бочек — около 240 пудов пороха. Ночью накануне решающего штурма были сделаны еще два небольших подкопа под Ногайскими воротами с бочкой пороха каждый (399. 94).

Войска прошли обучение приемам штурма. Из стрельцов, казаков и боярских людей были сформированы штурмовые группы общим числом 45 000 бойцов, сотниками в них определены опытные командиры. Части и подразделения — расписаны по участкам стен и башням, которые им предстояло брать.

Семь выбранных направлений штурма, почти весь периметр Казани — были распределены между полками. Штурмовые группы в каждом полку должен был возглавить второй воевода, следом во главе с первым воеводой полка шли дети боярские — конные и пешие, для развития прорыва в уличных боях. В Большом полку, наносящем главный удар, атаку возглавил М. Воротынский. Общее руководство штурмом было возложено на А. Горбатого.

Вплоть до самого штурма артиллерия продолжала громить уцелевшие стены Казани и выстроенные в проломах защитниками укрепления. Рвы перед приступом были засыпаны хворостом и бревнами. Были подготовлены штурмовые лестницы, сосредоточено необходимое снаряжение.

2 октября, после того как от стен города отволокли осадные орудия, на слова Божественной литургии в походной церкви Ивана IV: «да будет едино стадо и един пастырь» — последовали первый взрыв минного подкопа, затем на «покорити под нози его всякого врага и супостата» — второй много более мощный. Тюменские и Ногайские ворота обрушились, и русские войска пошли на приступ. Казанцы встретили их мощным орудийным и ружейным огнем, обстрелом из луков с уцелевших стен и завалов, кидали в наступающих камни, бревна, лили горящую смолу и кипящий вар. Ввиду ожесточенного сопротивления под стенами произошла небольшая заминка, воеводы настояли ввести в бой главный резерв — Царев полк.

С ним через Булак стал выдвигаться к Казани со своей ставкой сам Иван IV. Но к его подходу согласованный меткий огонь стрельцов, казаков и боярских людей из пищалей очистил стены от защитников, штурмовые группы нажали и ворвались в город. Через обрушенные Ногайские ворота и от захваченного ранее участка стены у Арских ворот быстрее всех продвигалась ударная группа Большого полка во главе с М. Воротынским.

Именно это направление было лучше всего подготовлено для штурма взрывными подкопами и огнем артиллерии, здесь были сосредоточены лучшие русские части. Ворвавшись в город, войска М. Воротынского должны были прорвать татарскую оборону, выйти вглубь — отрезать весь юго-восточный угол крепости от цитадели ханского дворца и мечетей, разобщить тем самым силы защитников, либо вынудить их бросить почти весь посад без боя.

Казанцы не дрогнули, не впали в панику, не ударились в бегство, не запросили пощады. Осада Казани завершилась тем, чем всегда завершаются войны непримиримых врагов — упорным сражением в руинах разрушенного города, беспощадной рукопашной, где противостоящие армии могли полноценно помериться своей боевой эффективностью, волей к борьбе, духом.

Штурм Казани велся со всех направлений, чтобы не допустить маневра защитников, тем не менее им удалось сосредоточить большую часть своих сил против Большого полка. В хаотичном бою на казанских улочках русские войска в какой-то мере потеряли свое преимущество в организации и огне, узкий фронт наступления не позволил им вполне использовать свое численное превосходство. Русские и татары бились даже не копьями и саблями, а резались ножами, ломали и душили друг друга, настолько тесной была схватка.

Среди казанского процветания кое-кто из русских впал в мародерство. Воины бросали бой с целью грабежа, за этим же в город ринулись обозники и посоха. Воеводы прибегли к решительным мерам: мародеров казнили на месте, сами казанцы убивали их нещадно. Обезумевшей толпой грабители метались со стен с криками: «Секут! Секут!»

Казанцам удалось остановить наступление М. Воротынского и даже потеснить его, но с подходом отборных подразделений Царева полка во главе с И.В. Большим Шереметевым оно возобновилось. Русские нашли решение, как использовать свое огневое превосходство: казаки и стрельцы расстреливали татар с крыш. Казанцы были выбиты из посада и отброшены через Тазинский овраг к острогу — внутренней цитадели с ханским дворцом и главной мечетью. Здесь в жуткой резне среди тысяч скучившихся беженцев — женщин и детей защитники Казани были перебиты, хан Едигер и высшие вельможи ханства — взяты в плен.

Уцелевшие татары, сбившись в шеститысячный отряд, попытались вырваться с обложенной русскими площади у ханского дворца — «испить последнюю чашу» или спастись бегством. С кремлевского бугра по оврагу, ведущему к реке Казанке, они бросились к Елбугиным воротам, но здесь были остановлены полком Правой руки под началом П. Щенятева и А. Курбского. Они стремились не выпустить татар из города, загнать их обратно — под удар наступающих русских полков.

Захват Казани не был самоцелью — русские стремились к полному уничтожению казанской армии и казанской знати, чтобы исключить возобновление сопротивления и возрождение ханства на его окраинах. Пробиться через русские войска в воротах не смог никто. Некоторым из татар удалось перебраться через стену. Преследуемые русской конницей во главе с С. Микулинским (238. 76), они бежали через реку Казанку и частью сумели уйти врассыпную. Место их последнего боя — ров у Елбугиных ворот и луг за рекой в урочище Бежболда были сплошь завалены трупами. На дорогах вокруг Казани были заранее выставлены сильные русские заслоны — они отлавливали и нещадно уничтожали беглецов.

В самом городе тела погибших его защитников и жителей лежали в таком множестве, что негде было ступить коню. У ханского дворца и главной мечети — чуть не вровень с уровнем стен. Все мужчины, способные носить оружие, были перебиты, женщины и дети — взяты в плен. Для въезда Ивана IV с трудом очистили от трупов одну улицу к ханскому дворцу от Муралеевых ворот. Вся добыча досталась воинам: в казну были взяты лишь знамена и пушки (402).

Как в бою у протока Булак и на Арском поле, в сражении на улицах Казани русская армия показала свое очевидное тактическое превосходство. Оно стало следствием ее нового профессионализма и организационной стройности, лучшего владения огнестрельным оружием и лучшей пехотной подготовки, четкой работы командиров среднего звена и почти безупречного планирования боя военачальниками.

Русское командование сумело верно нащупать слабое место татарской обороны, обеспечить наращивание удара своевременным вводом резервов. Оно предвидело попытку татар вырваться из города после разгрома и выставило заслон для их уничтожения. Войска обеих противоборствующих сторон были воодушевлены и самоотверженны, продемонстрировали волю и упорство. Победу русской армии принесло ее — с большим отрывом боевое превосходство.

Проекты

Хроника сумерек Мне не нужны... Рогов Изнанка ИХ Ловцы Безвременье Некто Никто

сайт проекта: www.nektonikto.ru

Стихи. Музыка Предчувствие прошлого Птицы

на главную: www.shirogorov.ru/html/

© 2013 Владимир Широгоров | разработка: Чеканов Сергей | иллюстрации: Ксения Львова

Яндекс.Метрика