Flash-версия сайта доступна
по ссылке (www.shirogorov.ru):

Карта сайта:

Украинская война. «Избранная тысяча»

«ИЗБРАННАЯ ТЫСЯЧА»

 

В Европе, с самого падения Римской империи, война была монополией «феодального» воинского сословия. Военачальники выдвигались исключительно из его верхушки. Война была фундаментальным фактором мировоззрения воинского сословия, его образом жизни. Повсеместно в Европе XVI в. при переходе к крупным регулярным армиям правительства стремились использовать военные навыки и традиции «феодалов», но иначе, чем прежде.

Из него формировали командный корпус армий, набранных в широких слоях населения по найму или по призыву, а также отдельные регулярные части (прежде всего тяжелую конницу). Но их строили в соответствии не с социальной организацией воинского сословия, а по военно-организационным принципам (84. 132). Русское правительство шло тем же путем.

Новые пехотные части стрельцов, боярских людей, казаков требовалось обеспечить профессиональным командным составом. Если прежние пищальники получали командиров от выставивших их городских общин, а подчас выбирали из своей среды, стрельцам их назначали военное начальство и Стрелецкий приказ. Кадры подбирались из подготовленных и зарекомендовавших себя в бою детей боярских.

В развитии командной структуры нуждалась не только пехота, но и конница. Причиной ее слабости, которую требовалось срочно преодолеть перед решительным броском на Казань, была признана устаревшая командная структура. Упор был сделан на организованность, тактическую слаженность подразделений, на обучение и личную дисциплину бойцов.

Начиная с битвы под Оршей 1514 г., русская конница, демонстрируя высокую тактическую гибкость, оказалась недостаточно управляемой и жесткой на поле боя. Она не смогла вовремя использовать благоприятные возможности (как не смог центр И. Челяднина после удачной атаки правого фланга М. Голицы Булгакова) и среагировать на локальные проблемы (как не смог Государев двор Г. Давыдова помочь попавшему в засаду русскому левому флангу). Недостаточная жесткость конницы мешала ей держать удар: принимать атаки вражеской конницы и стоять под огнем (как центр Челяднина), настойчиво добиваться сокрушения вражеской пехоты, несмотря на потери (как левый фланг И. Темки Ростовского) (414. 719—720). Оставшись без ответа, эти локальные неудачи перерастали в общее поражение.

Коннице требовались слаженность подразделений среднего звена и стройная организация командования ими. Имевшаяся структура «меньших» и «легких» воевод, возглавлявших неравные подразделения детей боярских, служащих по разным городам, была признана несостоятельной.

Уже во Втором Казанском походе Ивана IV зимой 1549/50 г. в коннице формируется новая структура. По всем полкам на командные должности расписаны дети боярские Государева двора, а в главном Государевом полку, кроме того, назначены «есаулы» из знатных молодых дворян. Они возглавили подразделения, формируемые под временные тактические задачи — «посылки» (279. 107). В 1550 г. русская армия была близка к взятию Казани как никогда с ее захвата в 1487 г.

В развитие этой реформы к Третьему Казанскому походу проводится глубокая организационно-тактическая перестройка русской конницы, приведение принципов ее построения к структуре новой пехоты. Подобно византийской коннице и пехоте в эпоху Комнинов, базовой боевой единицей которых являлись «тагмы» («банды») в 100—150 бойцов (72. 116, 118), в русской армии внедряются «сотни» числом в 60—100 бойцов. Как и тагмы, они делятся на низовые звенья по десяткам. Тагмы объединялись в «таксиархии» при Комнинах, числом в 500—1000 бойцов — подобно им в русской армии сотни сводятся в полки. Те и другие подразделения были не территориальными, а тактическими единицами (72. 113). Их командиры составляли единую иерархию с четким уставом начальствования-подчинения (283. 80—81).

Лев VI видел грамотный и авторитетный в войсках командный корпус основой гибких, смешанных по видам войск, глубоких боевых построений византийской армии. Строгая дисциплина в подразделениях и частях, точная координация их действий, тщательное планирование боя отличали византийскую армию Македонской династии от современных ей европейских армий. Те вступали в сражение тремя многотысячными «баталиями» (центр, правый и левый фланги) и вели его затем просто по инерции развития событий (128. 44).

Подобно византийской армии, территориальная структура подразделений среднего звена, что так видна в русской коннице Оршинской битвы 1514 г., была радикально преобразована в боевую структуру. Тактический принцип организации армии становится главным.

В русской коннице, как и в стрелецкой пехоте средним командным звеном вводятся сотенные «головы». Сотни организуются как постоянные унитарные тактические единицы. «Тактика Льва» предписывает зачислять в подразделения бойцов из одной общины для повышения их мотивации и сплоченности (72. 113). В русской коннице сотни комплектуются из детей боярских по служилым городам, в пехоте — из стрелецких слобод.

Сотниками назначались выборные дворяне (учрежденные в 1552 г.), если их не было (как в Новгородской армии) — опытные дети боярские Государева двора или местные городовые дети боярские. После формирования полков армии их воеводы сами назначали сотенных «голов» и распределяли по сотням детей боярских и их боевых слуг, учитывая их боевые возможности и задачи формируемых подразделений (280).

Если до этой перестройки, например, корпус в 1000—1500 детей боярских делился на пять неравных полков с двумя воеводами в каждом, теперь — на три полка (большой, сторожевой, передовой), разделенных в свою очередь на сотни с головами.

В коннице «сотни» были подразделениями приблизительно равной численности в 50—90 детей боярских (чаще всего в 50—65), а вместе с их боевыми слугами — именно «сотней» в 100—150 бойцов (279. 118). Сотни числом в 100—200 бойцов встречаются в Государевом полку в Полоцком походе 1563 г. и в Ливонском походе 1577 г. — что отражает престиж и мощь этой части (279. 116, 117). Несотенные подразделения конницы формируются лишь в виде небольших (до 500 бойцов) временных отрядов для решения специальных боевых задач (279. 105, 106).

Назначения сотенными головами в конницу и пехоту велись из состава «Избранной тысячи». Подобно тому как бойцы византийских гвардейских тагматов получали земли в ближайшей к Константинополю феме Опсициан (176. 177), в 1550 г. вокруг Москвы были испомещены 1070 «лучших слуг». Они были выбраны из бояр и окольничих, но прежде всего из городовых «детей боярских».

В «Тысячной книге» их разделили на три статьи. Немногочисленные две высшие (всего 112 человек) составили верхушку двора (из них шло выдвижение на правительственные и воеводские должности). Более 900 дворян третьей статьи стали кадрами для замещения должностей среднего звена (322. 88). Треть «Избранной тысячи» была вызвана из Новгорода и Пскова (364. 163) — служаки-помещики, лишенные «червоточины» родовых вотчин и княжеских гнезд.

Избранные в «Тысячу» дети боярские не были чужды «дворовой» — правительственной службе. 83% «тысячников» из Московской земли и 58% — из Новгородской имели ближайших родственников, служивших в составе дворов Ивана III и Василия III (262. 189—190). Но лично то были «новые люди»: лишь 22% «тысячников» служили в составе двора до 1550 г., многие из них были записаны в «Тысячной книге» со свойственными молодым людям, начинающим службу, уменьшительными именами вроде «Андрюшка» и «Ивашка».

«Старослужащие» осели лишь в аристократических Первой и Второй статьях — из которых замещались высшие должности, где нужны были авторитет и опыт (262. 199, 201). То были свежие кадры, с которыми можно было идти в реформы.

Обеспечить «Избранную тысячу» поместьями вблизи Москвы в размере от 100 до 200 четвертей в зависимости от чина не получилось, но что-то досталось каждому. Кроме московских, их в дополнение наделили землями в провинции (243. 159; 262. 218). Зачисленных в Тысячу новгородских детей боярских поместьями в Подмосковье не наделяли — они получали их в Новгородской земле, где им предстояло нести правительственную службу. Те, кого наделили (как захудалые ветви князей Ростовских) — переходили на службу в Москву (262. 253, 257).

Одновременно был упорядочен Государев двор. Теперь состав его детей боярских ежегодно поверялся и утверждался в «Дворцовой тетради» (234. 371). Зачисленные в «Избранную тысячу» получили доступ к важнейшим правительственным (думным, дворцовым, московским) чинам (262. 282). Появился состав «выборных дворян», связанный или даже тождественный с «Избранной тысячей» — как резерв кандидатов на замещение командных и правительственных должностей из верхушки городовых детей боярских (262. 290—292).

Еще в 1530-е гг. провинциальные члены Государева двора все больше служат не отдельной воинской частью, а в составе воинских подразделений по своим служилым городам — на командных должностях (193). Теперь служивший со времен Василия II самостоятельной боевой частью, Государев двор окончательно превратился в командную корпорацию. Лучшей ударной части армия лишилась, но получила тщательно отобранный командный состав среднего звена (278. 2), что сразу резко подняло ее боеспособность.

Благодаря набору в «Избранную тысячу», зачислению в выборные дворяне и упорядочению Государева двора, новые войска (стрельцы) и новые смелые операции (такие как походы на Крым Д. Адашева и М. Дьяка Ржевского, захват башен Казани и Полоцкого посада стрельцами И. Черемисинова и Г. Кафтырева, взятие Астрахани, отражение А.Ф. Басмановым крымцев под Рязанью, сражение на Судьбищах И.В. Большого Шереметева и С.Г. Сидорова, бои Д.И. Хворостинина на Молодях) достаются выходцам из городового дворянства, второстепенных родов старомосковского боярства и измельчавших княжеских семей.

Одновременно со становлением в армии среднего командного звена происходит укрепление Разрядного приказа. Деятельность по материальному обеспечению и организации службы армии была разделена между Поместным приказом, выделившимся из Казны, и Разрядным, выросшим из аппарата боярской Думы (234. 439, 449, 455).

Окончательно оформляются служилые «города» из детей боярских, разных «станов» по уездам, а также местных детей боярских, входивших в Государев двор (194. 211). На регулярных смотрах детей боярских по «городам» русские разрядные дьяки внимательно разносят их по служебной годности. Годные по физическим данным, по вооружению и снаряжению, по наличию коней (2—4 на одного бойца) к дальним походам, к быстрым рейдам, к серьезному бою — получают особую заботу в виде поместного оклада и денежного жалования, на себя и своих боевых слуг.

Дети боярские, способные лишь к «ближней» службе, назначаются в гарнизоны: подчас без денежного жалования, с поместным окладом, достаточным лишь для ограниченной службы самого помещика, без боевых слуг (279. 109). Улучшению вооружения и снаряжения конницы способствовала отмена кормлений: теперь вместе них дети боярские получают крупную денежную компенсацию, которую могут использовать на закупку вооружения и снаряжения для себя и своих боевых слуг (226. 250).

Двойной разбор детей боярских: по видам службы — при подготовке к военным кампаниям на местах Разрядным приказом, и по сотням — после формирования полков их воеводами, сделал подразделения конницы однородными по вооружению, снаряжению и численности. Он позволил выделять в полках специальные части (ударные, прикрытия), обеспечил полководцам маневр силами, что позволило русской армии выработать новую эффективную тактику глубокого боя, впервые примененную под Казанью в 1552 г.

Военные реформы 50-х гг. XVI в. в России являют целый пласт русской военной культуры со всеми ее составляющими: с военными профессионалами, способными глубоко осмыслить опыт конфликтов, в которых им довелось руководить войсками, со знаниями теории военного дела, опыта военной организации и тактики в других странах, с правительством, способным вписать военные реформы в социальные и экономические реалии своей страны, и, наконец, с армией, способной воспринять нововведения.

Учитывая, что благодаря местничеству участие в управлении Россией и ее вооруженными силами принимал не столь широкий круг семей, тайна русской военной культуры лежит в тех военных образовании и подготовке, которые получали молодые люди в этих семьях, в кругу общения и чтения, который формировался у них по мере продвижения по службе, а также в том, как правительство доставляло им профессиональную информацию о военных вопросах за рубежом. Если судить по результатам реформ середины XVI в., они были значительными и всесторонними, не уступая западноевропейским или османским.

Проекты

Хроника сумерек Мне не нужны... Рогов Изнанка ИХ Ловцы Безвременье Некто Никто

сайт проекта: www.nektonikto.ru

Стихи. Музыка Предчувствие прошлого Птицы

на главную: www.shirogorov.ru/html/

© 2013 Владимир Широгоров | разработка: Чеканов Сергей | иллюстрации: Ксения Львова

Яндекс.Метрика