Flash-версия сайта доступна
по ссылке (www.shirogorov.ru):

Карта сайта:

Украинская война. Падуанские туркофилы

ПАДУАНСКИЕ ТУРКОФИЛЫ

 

После разгрома на Лопасне 1572 агрессивность Крыма по отношению к России пошла на убыль настолько резко, что русское правительство забросило активную внутрикрымскую политику. В 1571 г. бывший московский «амият» бек Сулеш умер, и роль его семьи как русских агентов в Крыму приходит в забвение (205. 42, 46). Дети Сулеша, прежде всего бек Мурад, были сдвинуты с первых позиций при Девлет-Гирее семьей Мустафы-аги «Аврементьева», который стремился «равноудалить» Крым от Вильно и Москвы и при этом помирить хана с султанским двором в Стамбуле.

Одним из направленных на дружбу со Стамбулом действий был набег крымцев на Галицию, Волынь, Подолье и Киевщину в 1575 г. — как давление на польской Элекци в пользу турецкого подручника Стефана Батория. Девлет-Гирей жутко разорил польскую Украину.

В набеге на Галицию приняли участие 30 000 татар. Они угнали в плен 45 340 человек (из шляхты и мещан, крестьян никто не считал), захватили 150 000 коней, 500 000 голов крупного рогатого скота и 300 000 овец (36. 319; 85. 270).

Пройдя Черным шляхом от Белой Церкви на Волынь, татары устроили себе лагерь близ Тернополя и рассылали оттуда свои загоны. Они истребили сотни волынских сел, взяли и разграбили десятки укрепленных замков магнатов и шляхты. С трудом их удалось вытеснить шляхетскому ополчению во главе с князем Богушем Корецким (382. 86).

В 1575 г. на сеймике шляхты Русского воеводства в Судовой Вишне была объявлена всеобщая мобилизация всей шляхты, способной носить оружие под угрозой конфискации имений. Освобождены от явки были только делегаты, посланные на Элекционный сейм. Державцы и арендаторы королевских имений должны были выставить в него соответствующие их размерам почты. Шляхта планировала привлечь к обороне Галиции бойцов войска кварчяне, собранных во Львове, расположив их в первой линии обороны от татар, притом что посполитое рушение будет концентрироваться в тылу.

Себе в помощь шляхта Русского воеводства призывала шляхту двух соседних польских воеводств — краковского и сандомирского. Делегаты, высланные на Элекционный сейм, получили задание поставить вопрос об обороне юго-западных границ Речи Посполитой на всеобщее обсуждение. Главным из предложений было увеличение численности войска кварчяне путем введения новых налогов в дополнение к средствам Четвертной казны в Раве (85. 271—272).

В элекционной горячке никаких особых решений принято не было, но в 1576 г. последовала передышка от набегов — Девлет-Гирей был при смерти. Пользуясь этим и содействуя в борьбе за Польский престол императору Максимилиану II, перешло в наступление в Диком Поле русское правительство.

«Гетману» низовых казаков князю Богдану Ружинскому были посланы деньги, порох и оружие, за Днепровскими порогами появились отряды царских служилых казаков, совместно они загнали за Перекоп ханские улусы и выбили татар из крепости Ислам-Кермен в низовьях Днепра (206. 127). Б. Ружинский погиб при случайном взрыве порохового заряда в подкопе, который он вел под крепостные стены (382. 85). В Европе разошлись слухи о крупном поражении, которое нанесли русские Крыму, о большом сражении и гибели 20 000—30 000 татар (229. 46).

Отношения России с Крымом были разорваны: крымские послы — сосланы в Калугу. Как и в середине 1550-х гг., в Крыму вновь ждали вторжения. Летом 1576 г. на Оку выступили армии Удела и Земская во главе с самим Иваном IV и первым земским боярином И. Мстиславским. Кроме сухопутной была сформирована речная трехполковая армия во главе с князем М.В. Тюфякиным. В верховьях Дона с привлечением опытных корабелов с Двины и Вятки строились суда для нападения на Азов и восточное побережье Крыма.

Но идти прямиком на Крым, вопреки всем своим декларациям, Иван IV не собирался. Он старался отвлечь крымцев от Речи Посполитой и удержать от вмешательства туда турок (392. 335).

В 1577 и 1578 гг. крымские татары вновь бесчинствовали на Волыни и в Подолье (314. 30). Статус избранного Польским королем Батория как турецкого подданного нисколько не смущал татар, они с таким же рвением грабили польскую Украину и уводили тысячами в плен ее жителей, как прежде.

Для русского правительства с 1576 г. на первый план вновь выходит задача не допустить военного союза Крыма со Стефаном Баторием. Оно вновь привлекает на свою сторону Сулешовых. Вместе со ставленником Мустафы-аги мурзой Теребердеем Мурад Сулешов возглавил посольство в Москву, призванное урегулировать отношения двух держав, но с середины дороги оно повернуло обратно (205. 50).

Осенью 1577 г. Баторий добился в Стамбуле обещания удержать Крым от набегов на Речь Посполитую и обязать его к военному союзу против Москвы. Но король не смог удовлетворить запросов на дань в том размере, что Крым запрашивал. После долгих обсуждений Совет карачибеков нового хана Мухаммед-Гирея II (старшего сына Девлет-Гирея) с подачи Мурада Сулешова принял решение о набеге на Речь Посполитую и о примирении с Россией.

Баторий делает среди крымской знати ставку на семью Дервиша «Куликова» (205. 27, 68—69) и, не скупясь, подкупает всех подряд. Даже один из братьев «прорусского» Мурада Сулешова — Ибрагим, несмотря на перемирие между Москвой и Бахчисараем, нанялся на польскую службу, сколотил из наемных татар банду и напал на русскую территорию под Путивлем. Его банду разбили, а сам он угодил в плен (205. 61—62).

Противодействие Сулешовым других высших крымских семей — Дивеевых, Аврементьевых, Ширинских, подкупленных Баторием, привело к тому, что задуманное примирение с Москвой не состоялось. Посольство в Москву — отправлено, но вновь с невыполнимыми требованиями «возврата» Казани и Астрахани (205. 53).

Крупный татарский набег против Речи Посполитой повторился в 1577 г. «Жирный»-Семин Мухаммед Гирей II жутко разорил Волынь и вывел 35 000 пленных. Он нанес поражение волынскому ополчению и захватил в плен Брацлаского каштеляна князя В.П. Загоровского (382. 86). Галицийская шляхта требовала, чтобы король Стефан Баторий поспешил ей на защиту с «надворными» войсками (85. 272).

Но правительство Речи Посполитой предпочло не воевать с татарами, а от них откупиться. Казначейство выпустило инструкцию по сбору татарам дани — «поминок». Две трети поминок должна была выплачивать Польша, треть — Литва (85. 273). Общая их сумма была определена в 106 000 злотых, из которых 28 000 предназначалось Крымскому хану и его окружению, остальное — Турецкому султану и таким получателям, как великий везирь Коджа Синан паша (85. 274).

В октябре 1578 г. в Бахчисарае находились одновременно два посольства: русское во главе с князем В.В. Мосальским и польское по главе с М. Брониевским. Другое польское посольство во главе с Кшиштофом Джанежеком (как знатоком арабского языка) было направлено в Стамбул. Татарам было выплачено 24 950 злотых в монете, драгоценной посуде, мехах и прочих ценных вещах (85. 273—274).

Под предлогом отъезда хана Мухаммед-Гирея II на войну в Персию переговоры были формально приостановлены с обоими посольствами. На самом деле под влиянием «поминок» и по команде из Стамбула «пропольская» партия стала брать в Бахчисарае верх. Набег на Украину был остановлен. Крымцы сели с поляками за переговоры во Львове.

На Варшавском сейме 1578 г. Баторий вовсю размахивал Антемурале — призванием Речи Посполитой быть оплотом христианства на Востоке Европы. Он нарочно смешивал в умах шляхты Россию, Турцию, Крым. Ему удалось получить от шляхты чрезвычайные налоги и санкцию на наступательную войну (66. 22). Но ни с каким ханом (таким же турецким подданным, как и он сам) король воевать не собирался и защищать христианство не планировал.

В действительности Баторий, верный своей присяге Османам, старался угодить Турции и заручиться ее поддержкой против России. В этом его поддерживала партия «падуанских туркофилов» — выпускников университета Падуи во главе с Я. Замойским, оккупировавших высшие места в канцеляриях Речи Посполитой (92. 129). Идеологию Антемурале они извратили до неузнаваемости.

Все лето 1578 г. Баторий провел во Львове. Он изучал польское войско кварчяне, занимался его комплектованием, обучением и развертыванием (100. 67). Он увидел в нем модель той большой регулярной армии, которую задумал. И он знал о новом ресурсном потенциале для набора в свою армию, который представляют множащиеся год от года в самых разных видах южнорусские украинские «казаки». Для их найма ему было необходимо, во-первых, замирить татар (чтобы увести казаков с Украины) и, во-вторых, организовать казаков.

Под носом у короля татары вновь разорили Волынь в 1578 г. и сожгли сам Луцк (устоял лишь замок) (382. 86), но Баторий против них не двинулся. Присматривая за переговорами и находясь близ турецкого и татарского пограничья, Баторий видел своей задачей добиться союза с Крымом против России.

Раздражавшие татар налеты казаков (как подконтрольных городовых, так и неподконтрольных низовых) на их кочевья и городки Баторий пытался перенацелить против русских территорий на Северщине, а также на выдвинутую в Поле русскую стражу (325. 87, 89, 92). И он пытался оттянуть казаков из Молдавии, куда те зачастили.

«Украинские» казаки (низовые-запорожские и своевольные со всей Юго-Западной Руси), почуяв в Молдавии добычу, не оставляли ее своим вниманием. Летом 1577 г. до 1000 запорожцев проникли в Молдавию во главе с атаманом Яковом Шахом и старшиной Иваном Подковой, объявившим себя братом бывшего господаря Иоана Водэ (407. 14).

Подкова был знаменит особой силой: он не только гнул одной рукой подковы и ломал в пальцах талеры, но также (что особо ценилось казаками) мог, взявшись зубами за край бочки медовой браги, — опрокинуть ее себе на голову (228. 77).

В Молдавии особых подвигов Подкове совершать не пришлось: в кратком бою под Яссами казаки разбили господаря Петра Хромого, тот бежал, и Подкова провозгласил себя господарем Иоаном IV. Казацкая армия, пришедшая с ним, немедленно разложилась. Казаки разбрелись грабить молдаван, и Подкова остался совсем без войск. Между тем Петр Хромой прибег к помощи окрестных турецких санджакбеев, а самое главное — султан Мурад III приказал покончить с Подковой Стефану Баторию.

После своего избрания королем Речи Посполитой тот оставался «верховным воеводой» Трансильвании, поручив правление своему брату Кристофу, как просто «воеводе». По заданию брата Кристоф вступил с войсками в Молдавию — Подкова бежал и принялся вербовать себе сторонников в польском Подолье.

Исполняя волю султана, Баторий приказал Брацлавскому наместнику князю Я. Збаражскому доставить Подкову в Каменец. В Каменце польный гетман Н. Сенявский (Младший) арестовал Подкову и отправил в Варшаву (228. 78).

Турки потребовали выдачи казака-господаря, но Варшавский сейм 1578 г., как раз обсуждавший вопрос финансирования войны с Россией, взбунтовался: невероятные личные способности Подковы и его приключения в Молдавии сделали его в глазах шляхты легендой. Баторий ослушаться султана никак не мог. Поэтому он вывез Подкову во Львов, где в июле 1578 г. приказал казнить у себя на глазах в присутствии турецкого гонца-чауша (164. 138).

Произнеся «патриотическую» речь и испив огромную чашу вина, Подкова был обезглавлен. Атаман Я. Шах продолжал свои налеты по молдавским, крымским, польским, турецким, валашским землям. В налете на Бухарест ему удалось захватить несколько валашских чиновников, виновных, по его мнению, в смерти Подковы. Отрубив им ноги и отрезав уши, Шах приказал их останки повесить (228. 83). Шах стал еще более популярен, чем Подкова. Турки требовали его унять. Не решившись казнить атамана, король ограничился его заточением в монастырь.

Избавившись от Подковы и Шаха, Баторий провел в Южной Руси широкую кампанию по выявлению казаков-зачинщиков и симпатизирующих им соучастников, а самое главное — магнатов и чиновников, содействующих им за долю в добыче (416. 9). Вел следствие Люблинский воевода Ян Тарло, он поймал кое-кого из разбойников, но покровителей выявить «не удалось».

Подкупив турок, замирив для них казаков и успокоив Молдавию, Баторий добился-таки в 1579 г. заключения мира и союза с Крымом. Но оказалось, что Стамбул настойчиво сводил Крым с Речью Посполитой не против Москвы, а в своих интересах: крымской армии пришлось двинуться вместе с турецкой на войну с Персией в Закавказье.

В мире с Россией Крым стал заинтересован еще больше, чем в союзе с Речью Посполитой. Мурад Сулешов вновь выходит на первую роль в крымской верхушке, помогает русским посольствам достичь согласия как с Мухаммед-Гиреем II, так и с новым ханом Ислам-Гиреем II (205. 58—59), сменившим его. Военная роль Крыма в том наступлении на Россию, что замыслил Стефан Баторий, — не состоялась.

Но в польско-татарском приграничье наступило затишье. Оно позволило Баторию заняться активным наймом казаков в свою армию, используя королевский Реестр и частные войска южнорусских магнатов — как организационные структуры. В сентябре 1578 г. Баторий принял «Постановление о низовцах», определяющее принципы службы казаков по королевскому Реестру (416. 9).

Собственно королевский Реестр был небольшим — 500 казаков, но изложенные в нем принципы их службы были широко использованы другими нанимателями: наместниками, магнатами, шляхтой. В кампаниях Батория против России в 1579—1582 гг. участвовало до 2500 только волынских казаков (382. 84). В 1580 г. вне Реестра на службе находилось до 4000 казаков (416. 10).

Казаки стали хоть и порой строптивым, по бездонным и послушным источником набора столь нужной польской армии огнестрельной пехоты.

Проекты

Хроника сумерек Мне не нужны... Рогов Изнанка ИХ Ловцы Безвременье Некто Никто

сайт проекта: www.nektonikto.ru

Стихи. Музыка Предчувствие прошлого Птицы

на главную: www.shirogorov.ru/html/

© 2013 Владимир Широгоров | разработка: Чеканов Сергей | иллюстрации: Ксения Львова

Яндекс.Метрика