Flash-версия сайта доступна
по ссылке (www.shirogorov.ru):

Карта сайта:

Украинская война. Мелецкий—Зборовский—Радзивиллы

МЕЛЕЦКИЙ—ЗБОРОВСКИЙ—РАДЗИВИЛЛЫ

 

Из Львова Баторий направился в Гродно и Вильно — изучить готовность к войне Литвы. Оттуда в феврале 1579 г. он прибыл в Варшаву для участия в Сейме. Там король назначил великим коронным гетманом Николая Мелецкого, а также произвел и подтвердил другие назначения в польской и литовской военной верхушке.

Варшавские кадровые решения начала 1579 г. были самыми выдающимися деяниями Батория как короля: государственный ум, человеческая проницательность, понимание современной войны — все было в них. Судя по ним, за два года пребывания на престоле Баторий сумел в Речи Посполитой разобраться, а по кампании 1577 г. против Данцига и по инспекции лета 1578 г. во Львове и осени 1578 г. в Вильно — понять польскую армию и ее врагов.

Будучи воеводой Западного (Польского) Подолья с центром в Каменце, Н. Мелецкий приобрел опыт борьбы с татарами, а служа в имперской армии (в 1555 г. он участвовал в осаде Сиены) — опыт применения передовых видов войск западноевропейского типа (98. 88). В 1564 г. Н. Мелецкий в числе польских наемников пытался отбить у русских захваченный ими Полоцк.

Кроме военных навыков Мелецкий обладал прекрасными связями в польской и литовской верхушке: он был женат на Елизавете Радзивилл — дочери Николая Радзивилла Черного.

В 1571 г. Н. Мелецкий представлял Польшу на похоронах Трансильванского воеводы Яноша-Сигизмунда Заполья, где познакомился со Стефаном Баторием и способствовал его избранию воеводой.

В 1572 г. Н. Мелецкий действовал во главе войска кварчяне в Молдавии, пытаясь оставить господарем Богдана IV Лэпушняну, готового переметнуться из турецкого подданства — в польское. От Ясс он отступал с боями перед превосходящими силами турок до самого Хотина. Под Хотином ему удалось, сохранив в сложных условиях порядок в войсках, уйти за Днестр. В Польше он был за это весьма прославлен (теолог Ян Ласицкий написал трактат «Хистория де ингрессу Полонорум» — «История польского вторжения в Валахию») — и в Первом бескоролевье кое-кто даже шептал его имя среди претендентов на престол (116).

В выборах 1573 г. Н. Мелецкий, как отъявленный кальвинист, выступал за кандидатуру Шведского короля Юхана III, а по избранию Генриха Валуа требовал от того клятвы на «Артикулах Генриха» с признанием «свободы веры» согласно решениям Варшавской конфедерации 1573 г. Аристократ и вояка, в делах Республики благородных Мелецкий показал себя легалистом и вождем шляхты.

Во время Второго бескоролевья Н. Мелецкий поддерживал кандидатуру императора Максимилиана II, но вполне увлечься выборами у него не получилось: осенью 1575 г. ему пришлось отражать большое татарское нашествие на Волынь, Подолье и Галицию — не вполне успешно. Мелецкий винил вялое посполитое рушение. Затем он принял участие в «избрании» Максимилиана II Сенатом.

Баторий долго и настойчиво зазывал Н. Мелецкого к себе в сторонники и, наконец, уломал во время осады Данцига. Мелецкий явился в королевский лагерь весь облаченный в белое и потребовал «свободы совести» (116). Король заведомо согласился.

Н. Мелецкий ему присягнул и отправился в Подолье — защищать от нового татарского погрома. Защитить не удалось, но тогда же, благодаря влиянию Кристины Радзивилл, сестры его жены, Мелецкий вернулся в католичество. Эта духовная «победа» была для Польши точно важнее нескольких десятков тысяч угнанных в рабство «украинцев». Если кто в польской верхушке был досточно подготовлен к борьбе со всеми разнообразными противниками, которые ждали Польшу, и к применению всего того разнообразия вооруженных сил, на которое она полагалась, — то был Мелецкий.

Наемными войсками Двора командовал Надворный гетман Ян Зборовский. Ему были подчинены регулярные хоругви: 2000 тяжелой конницы нового образца — «гусария» и 1000 пехоты, реорганизованной по образцу венгерских гайдуков (100. 68, 70).

Зборовский был не просто отличным командиром, он имел опыт начальствования над регулярными частями, а Баторий планировал развернуть в десятки раз большую армию именно по их образцу. Он нуждался в Яне Зборовском еще потому, что тот не участвовал в оппозиции своих братьев во главе с Самуилом против Яна Замойского — Баторию было необходимо удержать его лояльность, сохранить влияние в Кракове и Малой Польше, где заправляли магнаты Зборовские. В 1576 г. он был назначен также польным гетманом — и прекрасно показал себя в битве с армией Данцига при Любшау 1577.

Обязанности командования войском кварчяне в Южной Руси выполнял Николай Сенявский Младший, сын польного гетмана Николая Сенявского, много сделавшего для реорганизации оброны поточны в войско кварчяне, вместе со своим преемником Ежи Язловецким. Н. Сенявский Младший был хорошим командиром, но не политической фигурой — Баторий держал его на вторых ролях.

Казаками (в числе учрежденных в 1578 г. 500 реестровых) командовал Киевский наместник князь Михаил Вишневецкий (416. 9). М.А. Вишневецкий был отличным пограничным командиром: дерзким и умным, способным ввести в бой не только регулярные части и ополчения шляхты, но также всех тех колонистов и все то отребье, которое (прикрываясь прозвищем «казаки») кишело в пограничье. В то же время М. Вишневецкий был много более покладистым, чем двоюродный брат Д. «Байда» Вишневецкий, служивший русским и убитый турками.

В 1557 г. М. Вишневецкий участвовал в захвате поляками и литовцами Западной Ливонии, в 1563 г. совершил смелый рейд в русскую Северщину, где сжег посад Радогоща, был разбит затем Северским наместником князем И.М. Щербатым, но сумел бежать и спастись. Пост старосты Черкасского и Каневского ставил его во главу всех казаков Речи Посполитой и давал ему влияние у Запорожцев.

В 1569 г. М. Вишневецкий был избран ими своим атаманом-гетманом и двинулся к Астрахани — на помощь русским против вторгшихся турецких и татарских войск. Угроза со стороны М. Вишневецкого стала одной из причин того, что при отступлении в Азов турецкая армия уклонилась от более удобного северного маршрута — на равнины Кубани и погибла в бескормице и морозах.

Если Баторию нужен был командир для ведения пограничной войны нерегулярными силами — лучшего, чем М. Вишневецкий было не найти. Баторий стремился обратить казачество себе на пользу. Для войны с Москвой ему требовались не сотни реестровых казаков, а многие тысячи. Опора на Вишневецкого позволяла ему использовать человеческий потенциал Южной Руси.

Великим гетманом Литвы оставался Николай Радзивилл Рыжий, польным — его сын Кшиштоф. Во-первых, Радзивиллы держали Литву в кулаке; во-вторых, польская королевская власть охотно «полагалась» на них со времен Сигизмунда-Августа и Барбары; в-третьих, оба были особо талантливы в том, что касается начальствования над литовскими войсками: посполитым рушением, различными наемниками и городской милицией (которой в Польше, кроме Данцига, не было).

Старший Радзивилл доказал свои таланты в битве на Уле 1564. Младшего — Баторий доверил воспитывать отцу себе в подражание. И не прогадал.

Проекты

Хроника сумерек Мне не нужны... Рогов Изнанка ИХ Ловцы Безвременье Некто Никто

сайт проекта: www.nektonikto.ru

Стихи. Музыка Предчувствие прошлого Птицы

на главную: www.shirogorov.ru/html/

© 2013 Владимир Широгоров | разработка: Чеканов Сергей | иллюстрации: Ксения Львова

Яндекс.Метрика