Flash-версия сайта доступна
по ссылке (www.shirogorov.ru):

Карта сайта:

Украинская война. Горло моря

ГОРЛО МОРЯ

 

Шведский флот оживал скорее, чем можно было представить. В отличие от Дании и тем более Любека, Швеция располагала государственной военно-морской администрацией, учрежденной Эриком XIV, которая смогла скоро восстановить потери.

Превосходство шведов оказалось не только техническим — в специально выстроенных военных судах и артиллерии, но и организационным. Шведам удавалось лучше, чем датчанам и любекцам, готовить летние схватки в спокойный зимний период, снабжать флот продовольствием и боеприпасами, восстанавливать поврежденные суда и восполнять потери в экипажах (60. 123).

Во главу флота Эриком XIV был назначен Клас Кристерссон Горн, отличившийся к тому времени захватом Ревеля в 1561 г. Король поставил ему задачу найти и уничтожить датско-любекский флот.

Серию стычек между Оландом и Готландом в августе 1564 г. К.К. Горн вел как целенаправленную морскую операцию. Его противник датский адмирал Герлуф Тролле описывал их как погоню за быстрым и юрким противником. В действительности игрой в кошки-мышки они не были. Обладая преимуществом в скорости и маневре, шведы уклонялись от абордажа и держались на расстоянии, где сказывалось превосходство их артиллерии.

В конце концов К.К. Горну удалось загнать и захватить три датских судна. Он установил контроль над морской зоной Кальмара и всей Северной Балтикой. Датчане зацепились в южной: они продолжали блокировать торговлю Швеции с Германией, но уже не все шведское мореплавание (60. 122).

Достижение шведов было более весомым. Они господствовали на морских путях, ведущих в Нарву, Ревель, Ригу. Русские в Ливонии воспринимались датчанами доброжелательно, и нарвское мореплавание приветствовалось ими. Ганза, наряду с Нидерландами, была главным его участником. В 1564 г. шведский флот блокировал Нарвское плавание. Шведы захватили 22 любекских корабля, плывущих из Нарвы с русскими товарами, и 8 нидерландских кораблей с грузом соли (396. 383). Корабли, идущие в Ригу и Данциг, они досматривали и облагали поборами. Они вытесняли балтийскую торговлю в свои Ревель и Выборг.

Блокада Нарвского плавания шведским флотом Эрика XIV является одним из редких примеров действительно эффективных морских операций Раннего Нового времени. Шведский контроль над ведущими в Нарву фарвартерами серьезно обесценил ее приобретение Иваном IV в Ливонской войне.

Наращивая давление на противника, в мае 1565 г. шведы силами в 25 крупных судов атаковали датский флот, курсировавший в Южной Балтике. Паникующие перед шведской артиллерийской мощью датские и любекские экипажи либо сожгли свои суда и выбросились на берег, либо вошли в порты Померании и были интернированы местным герцогом до конца войны.

Постепенно шведы захватывали если не господство на море, то оперативное преобладание (69. 100). Одной из ключевых задач войны на море является контроль за «узкими горлами» судоходства — проливами и фарвартерами, а более широко — за портами, перевалочными базами, пунктами снабжения кораблей. И вести его следует прежде всего не с суши — из крепостей, а с моря (177. 36, 38). Именно так вели себя шведы.

К.К. Горн собирал пошлины с торговых судов, прошедших датский Зунд — не боясь прямо в виду датских фортов. Шведы не только обогащались, но также показывали всем, чей теперь контроль над Балтикой (60. 122): над торговыми путями и портами — с моря.

Датское морское могущество рушилось на глазах. Не выдержав позора, с 11 датскими и 10 любекскими судами адмирал Тролле бросился на шведов между Мекленбургом и Датскими островами в июне 1565 г. Он вновь стремился к абордажному бою (выбора у него не было — его суда были переоборудованными торговыми). Но шведы уже научились вести маневренный артиллерийский бой — удерживать противника на расстоянии без всяких буев. Они наносили тяжелые повреждения его кораблям. Сам Тролле был смертельно ранен, его флот рассеян (60. 122).

В июле 1565 г., вновь собравшись с силами, датчане опять атаковали шведский флот у Борнгольма. Вторая битва при Борнгольме стала масштабным морским сражением с длительными и решающими последствиями. Шведский флот в 49 судов под началом К.К. Горна встретился с датско-любекским в 36 судов во главе с Отто Рудом.

Союзники начали бой с преимуществом в ветре. Теперь они не уклонялись от артиллерийской дуэли, не спешили на абордаж. Руд лег со своим флагманом «Егерместер» напротив флагмана Горна «Св. Эрик». Оба судна располагали 90 орудиями. Сражение превратилось в хаотическую дуэль между отдельными судами. Шведы потеряли одно из своих затонувшим, другое — было разнесено вдребезги взорвавшимся пороховым погребом. Но им удалось окружить «Егерместер» и ураганным огнем вынудить Руда сдаться.

Датчане и любекцы потеряли еще по одному судну затонувшими. 1100 датчан и любекцев погибли или попали в плен. Шведы потеряли 362 моряка убитыми и 523 ранеными (68. 102).

Вскоре К.К. Горн уже стоял в виду Копенгагена в проливе Зунд. С идущих мимо торговых судов нейтральных государств он взимал пошлины (их вынуждены были заплатить даже 250 идущих из Данцига голландских кораблей). Датские и ганзейские суда он захватывал и топил, а их товары и экипажи — отправлял в Швецию.

Погода вынудила Горна выйти из Зунда. Датско-любекский флот осмелился преследовать шведов, но те наголову разбили его на пути в Росток, а затем — вновь у Борнгольма. Шведы захватили безусловное господство на море.

Единственным доступным датчанам ответом на захват шведами балтийского господства было «сухопутное» закрытие для мореплавания проливов Зунд в 1565 г. Оно нанесло одинаково гибельный удар всей балтийской торговле — как врагов Дании и Любека, так и их союзников и нейтральных держав (396. 436).

Новыми крепостями Кронборг и Элсиноре Фредерик II сделал невозможным неразрешенный проход кораблей через Зунд (40. 165). Но выдержать его политически датчане не смогли. Нидерланды, находившиеся в подданстве Испанского короля, жили балтийской торговлей, а Испания была безусловным гегемоном Европы. После запрета на плавание через Зунд в Нидерландах разразилась хлебная дороговизна и скопилась масса товаров (соли, сельди и других), которые здешние купцы традиционно сбывали в Восточную Европу через Балтику. Под давлением Испании уже через год Фредерику II пришлось смягчить режим Зунда для голландцев — и вся блокада потеряла смысл.

В начале 1566 г. силами в 30 судов шведы вновь установили контроль над Южной Балтикой и вновь принялись брать пошлины с торговых судов. Лишь к концу июня датско-любекский флот смог бросить им вызов — в артиллерийском бою у Оланда: его исход остался неопределенным (60. 123).

Союзный флот отошел к Голланду, но был там застигнут штормом: 11 датских и 3 любекских судна выбросило на берег, 6000 моряков погибли. Шведские суда были повреждены, но выдержали шторм (68. 102). С такими потерями противостоять Швеции на море союзники уже не могли (60. 123). Воля Провидения ускорила развязку, к которой морская война сама явно шла.

С 1567 г. шведский флот уже господствовал на Балтике безраздельно. В 1570 г. флоты маневрировали друг против друга, но не сошлись. В датском и любекском к тому времени уже имелись выстроенные по образцу шведских особо крупные артиллерийские флагманы водоизмещением в 2000 тонн — крупнейшие в мире боевые корабли того времени (60. 123).

Шведская тактика маневренного артиллерийского морского боя доказала свою эффективность. Флоты убедились, что огнем вполне можно как сдержать абордажную атаку противника, так и топить его корабли.

Усиленные артиллерией торговые суда с посаженной на них пехотой потеряли свое значение в морском бою (60. 123). Для Ганзы это означало быстрый закат не только политического влияния на Балтике, но и торгового преобладания (68. 102).

В галерной войне и в поединках с участием торговых судов задача применения артиллерии заключалась в мастерском попадании из небольшого числа орудий при небольшом числе выстрелов. Галеры и торговые суда были слабыми инженерными конструкциями, для поражения которых этого было вполне достаточно.

Специально построенные военные суда с высокой живучестью, заложенной в мощную инженерную конструкцию, требовали для их поражения интенсивного огня и множества попаданий (60. 36). При их применении тактика морской войны менялась радикально.

Новая тактика оказалась производной от новой оперативной концепции войны на море. Транспортная роль флотов в переброске войск стала вторичной. Теперь флоты стремились к решающей встрече с неприятельским флотом с целью его уничтожения в артиллерийском бою. Контроль над коммуникациями в открытом море, над фарватерами и проливами, над припортовыми зонами и устьями рек с моря — стал главной задачей флота (60. 124).

Господство на море приносило преобладание по его берегам. Флоты высокобортных артиллерийских судов располагали превосходством над любыми береговыми укреплениями в огневой мощи — в числе и калибре сконцентрированных орудий, в способности маневрировать ими. Никакие крепости не могли это превосходство нивелировать.

Именно Семилетняя война на Балтике в 1563—1570 гг. изменила не только конструкцию судов и тактику морского боя, но также оперативные принципы и стратегию их применения на долгую перспективу. Эрик XIV был автором этого нового мировоззрения морской войны, которое нарастающе определяло мировую историю в XVII—XIX вв.

Проекты

Хроника сумерек Мне не нужны... Рогов Изнанка ИХ Ловцы Безвременье Некто Никто

сайт проекта: www.nektonikto.ru

Стихи. Музыка Предчувствие прошлого Птицы

на главную: www.shirogorov.ru/html/

© 2013 Владимир Широгоров | разработка: Чеканов Сергей | иллюстрации: Ксения Львова

Яндекс.Метрика