Flash-версия сайта доступна
по ссылке (www.shirogorov.ru):

Карта сайта:

Украинская война. Марс и Фортуна

МАРС И ФОРТУНА

 

Наиболее активный период государственного строительства в Швеции пришелся на ту эпоху, когда вопрос контроля над различными районами Балтийского побережья между претендующими на него державами стал максимально открытым, международная ситуация на Балтике характеризовалась вакуумом господства, а военная — неопределенностью соотношения сил вовлеченных в конфликт сторон.

Будучи узким горлом восточноевропейской торговли, само Балтийское море вдруг оказалось ничьим после военного и экономического заката Ганзы. Именно в это время западноевропейский спрос на товары прилегающих регионов: зерно, лес, пеньку, деготь, поташ, лен — рос фантастическими, намного опережающими предложение темпами. А сами эти товары получили не просто хозяйственное, а стратегическое значение в силу своей необходимости для армий и военной промышленности.

Ганза во главе с Любеком долго доминировала на Балтике экономически — преобладанием своих транспортной логистики, капитала и связей. Но не только: вплоть до XVI в. легкость конверсии торговых судов в военные и наоборот позволяла Ганзе выставлять мощный военный флот, а богатство — сильные армии из немецких наемников.

С середины XVI в. военные суда становятся специальными — более крупными, чем торговые, вооруженными большим числом орудий и, самое главное, боеспособность флота стала как никогда определяться профессионализмом экипажей и флотоводцев. Ганза, будучи не государством и даже не протогосударством, а рыхлой кооперативной структурой, не могла позволить себе строить и содержать специализированный военный флот.

Именно тогда на первый план на Балтике выступили морские державы — сперва Дания, затем Швеция. В 1559 г. Дания уже располагала флотом из 15 больших и 21 малых судов, что позволило королям Ольденбургской династии провозгласить своей целью «Доминиум марис Балтици» — неограниченное господство на Балтике. Но уже в 1560 г. шведский военный флот располагал 19 судами общим водоизмещением 7000 тонн и смог бросить вызов Дании (57. 6—7).

Соревнуясь в мощи своих флотов, Дания и Швеция тем не менее ставили перед ними стратегически разные задачи. Дания стремилась контролировать судоходство на Балтике и в прилегающих акваториях Северного моря. Швеция использовала флот как инструмент захвата прибрежных районов и как свое преимущество в противостоянии с континентальными державами — Речью Посполитой и Россией (59. 181).

В отличие от большинства государств, создавших мощный военный флот в Раннее Новое время: Англии, Испании, Португалии, Голландии, Дании, Венеции, Турции — в Швеции не было крупных морских торговых (рыболовецких или пиратских) общин, ее торговля всегда зависела от иностранного (сперва ганзейского, затем голландского и английского) мореходства. Создание шведского военного флота с самого начала было актом государственной политики и военного планирования.

Специфика прибалтийского региона, изрезанное здесь морское побережье, обилие озер, рек, лесов, болот — определяла, с одной стороны, сложность масштабных сухопутных военных операций, и с другой — легкость амфибийных совместных операций флота и армии. Ключевому значению флота шведы были научены еще во время «войны за независимость» в 1520-е гг. Благодаря своему превосходящему флоту Датский король Христиан II сумел захватить в 1520 г. Стокгольм и большую часть Швеции. Его флот состоял из высокобортных парусных судов (типа каракка) с мощным артиллерийским вооружением, технология строительства которых и тактика применения были заимствованы датчанами у Атлантических морских держав.

Восставшие во главе с Густавом Вазой шведы сперва нанимали торговые суда у Ганзы, затем принялись строить свои. В 1523 г. флот союзного Любека захватил для Густава Вазы Стокгольм. В том же году восставшая датская знать изгнала «самовластного» Христиана II: он сбежал в Нидерланды — к Гасбургам (68. 99). Королем был провозглашен его дядя Фредерик I.

Когда Фредерик I умер, Любек выступил за его возвращение. В 1531 г. с флотом Любека Христиан II завладел Норвегией, а армия Любека, вместе с восставшими за Христиана II горожанами и крестьянами — захватила Копенгаген и весь полуостров Ютланд. Вмешавшись в датскую династическую борьбу, с 1534 по 1536 г. Густав Ваза со своим новым флотом предпринял ряд амфибийных кампаний против Ганзы и датских сторонников Христиана II. Его действия, вместе с операциями И. Рантцау и других сторонников сына Фредерика I — Христиана III подорвали мощь Ганзы на Балтике. Швеция заявила себя как экспансионистская морская держава.

Накануне Семилетней Северной войны шведы претворили большую кораблестроительную программу: с 1560 по 1563 г. они построили 5 крупных военных судов, отлили для них множество бронзовых орудий (68. 100). В их конструкции шведы учли самые свежие уроки морской войны, в том числе опыт боев высокобортных парусников с галерами.

В 1513 г. английские каракки встретились у французского Бреста с 6 французскими галерами, переброшенными из Средиземноморья. Англичане допустили ошибку, подставившись галерам лоб в лоб. Галеры расстреляли английские суда из своих тяжелых орудий, утопив одно из них и тяжело повредив другое. Английский адмирал Эдвард Говард был убит в бою (60. 139).

В схватках высокобортных испанских, венецианских и прочих итальянских парусников с османскими и североафриканскими галерами и галиотами таких случаев было предостаточно. Шведы стали устанавливать на свои корабли крупнокалиберную длинноствольную артиллерию.

Северная Семилетняя война привела к семи крупным морским столкновениям. Взятые в совокупности они радикально изменили характер вооруженной борьбы на море и задали его вплоть до конца Второй мировой войны. Автором новой концепции стал Эрик XIV. Ее суть заключалась в захвате господства на море.

До Эрика господство на море мало кого интересовало. В отличие от наземной войны, в море нельзя закрепиться, заняв территорию и настроив крепостей. В войне на море победитель уходит, как и побежденный (177. 24—25). Тактически господство на море бессмысленно. Но оперативное господство на море может быть крайне полезным. Захвативший его получает возможность пресечь судоходство противника и свободно наносить амфибийные удары по его берегам.

Оперативная концепция господства на море, в выдвижении которой Эрик XIV был пионером, изменила тактику флота.

Датчане и ганзейцы применяли переоборудованные торговые суда, благодаря союзу с Ганзой они имели их бесконечный источник. Шведы — (не имея его) строили военные корабли. Датские суда, переоборудованные из торговых, были лучше приспособлены к транспортировке войск и к абордажному бою, чем специализированные шведские военные суда. Датчане вооружали свои суда старыми коваными железными пушками: они не позволяли применять достаточно мощные пороховые заряды, чтобы наносить серьезные повреждения усиленным конструкциям шведских судов (60. 120).

Эрик сделал ставку не на абордаж, которого придерживались ведущие в то время флоты (22. 73), в том числе противник шведов — датский, а на артиллерийский бой (58. 83, 84). Шведы вовсю использовали новейшие бронзовые орудия, стрелявшие железными ядрами — пробивавшими датские суда насквозь и разносившие их в щепы. Для удержания неприятельских кораблей от сближения на абордаж и их поражения огнем они применяли буи.

Флоты противников были организованы схоже — звеньями из одного большого корабля и двух малых. Но если датчане и ганзейцы делали это для того, чтобы большой корабль служил ударной силой в абордаже, а малые — его резервом, то шведы уповали на огневую мощь больших кораблей.

Начало Северной Семилетней войны на море было вполне случайным: в мае 1563 г. шведский судовой кортеж, отправленный в Росток за гессенской невестой Эрика XIV Кристиной, наткнулся у острова Борнгольм на датский флот. Обмен артиллерийскими приветствиями перешел в бой. Различия в тактике флотов Дании и Швеции сразу выразились вполне: датчане пытались взять шведские корабли на абордаж, а те стремились поразить их артиллерийским огнем. Поврежденный датский флагман и два других корабля были захвачены шведами (60. 120). Датский адмирал и 900 моряков угодили в плен (396. 360).

Датчане поспешили нарастить огневую мощь своих судов и оснастить их бронзовыми орудиями. Но не могли сравниться со шведами, которые вовсю использовали свои преимущества в запасах медной руды и в передовых технологиях металлургии, которые принесли им предприимчивые голландцы. Датчанам пришлось закупать чугунные пушки английского литья (где эта технология как раз была открыта) — других возможностей быстро нарастить свою артиллерию у них не было.

Датчане постарались догнать шведов в строительстве специальных военных судов, где эти пушки могли быть применены. Однако у них не было ни того кораблестроения, что развили шведы, ни шведского производства требующихся материалов (60. 121—122).

В сентябре 1563 г. флоты Дании и Любека с 25 крупными судами (в основном переоборудованными торговыми) атаковали Стокгольм. Шведский флот встретил их с 12 крупными судами (водоизмещением более 300 тонн) специализированной военной постройки. Даже небольшие шведские военные суда несли больше артиллерии, чем большие переоборудованные датские.

Датские и любекские корабли вновь пытались взять шведские на абордаж, но шведам удалось уклониться, нанеся им существенный урон. Блокада Стокгольма не удалась (60. 121).

В мае 1564 г. шведский флот в 16 крупных судов под началом Якоба Багге вышел в море по приказу короля Эрика XIV — искать с противником боя, чтобы уничтожить его. Заодно шведы вели блокаду Нарвского плавания. 15 купеческих кораблей были захвачены ими у Борнгольма: их товары расхищены, а купцы брошены связанными в одно из старых судов и заживо сожжены.

Соединенный флот Любека и Дании адмиралов Герлуфа Тролле и Фридриха Кнебеля крейсировал неподалеку и поспешил ударить на шведов. Флоты встретились у острова Оланд.

Датчане и любекцы имели большое преимущество в числе судов и в численности экипажей. Они вновь стремились к абордажному бою, а шведы маневрировали, расстреливая их из пушек. Суда союзников были разбиты в щепы, пехота — снесена с палуб мощным огнем шведов.

Спасло их лишь то, что новое ядро шведского флота было небольшим — лишь два корабля. На второй день ветер переменился и сковал маневр шведов. Союзники смогли сблизиться с ними, отогнать от них прикрытие и сосредоточить против них весь свой флот в несколько десятков судов. Один из новых шведских кораблей — «Фортуна» смог уйти, другой — «Марс» был лично подожжен адмиралом Я. Багге, взорвался и ушел ко дну.

Попытки шведов выиграть морской бой лишь артиллерией оказались неудачными, хотя потери союзникам они нанесли тяжелые: один любекский корабль затонул, несколько датских — получили критические повреждения (60. 121). Союзники победили, но господство на море не захватили. Напротив, они натерпелись такого страха, что вступать в прямой бой со шведским флотом не решались еще долго.

Проекты

Хроника сумерек Мне не нужны... Рогов Изнанка ИХ Ловцы Безвременье Некто Никто

сайт проекта: www.nektonikto.ru

Стихи. Музыка Предчувствие прошлого Птицы

на главную: www.shirogorov.ru/html/

© 2013 Владимир Широгоров | разработка: Чеканов Сергей | иллюстрации: Ксения Львова

Яндекс.Метрика