Flash-версия сайта доступна
по ссылке (www.shirogorov.ru):

Карта сайта:

Смута. Москва, Кремль, Красное крыльцо

МОСКВА, КРЕМЛЬ, КРАСНОЕ КРЫЛЬЦО

Май 1682 г.

 

Перед Красным крыльцом толпятся стрельцы и народ. Выходит патриарх Иоаким с боярами.

 

Патриарх Иоаким

(громко)

Какая, детушки, беда
Настигла православную столицу,
Что вы явились с пушки и знаменны
На Кремль, а не покорным челобитьем,
Как на Руси ведется, как к царям
Отцы и деды хаживали ваши?

 

Первый заводила

Нарышкины царевича Ивана
Сгубили колдовством, злодейством извели...
Хотим Ивана видеть!
Ивана на престол хотим!
Не шайкою боярской да поповской,
А всем Собором избирать хотим!
А жалованье царское стрельцам
И вольности привольные народу
Огнем писать на столб! А столб
На Красной площади хотим!

 

Толпа гудит: «Любо! Любо!»

 

Второй заводила

Ивана покажите нам, Ивана!
И выдайте бояр да немцев на расправу,
Что птицами Москву-то поджигали
По смерти праведника Федора-царя!
Попов, что крестятся латински,
Да лекарей, что православных губят
Болезнями заморскими — нам дайте!
А вины их на тот же столб,
На Красной площади хотим!

 

Толпа орет: «Давай! Давай!»

 

Третий заводила

Аль извели царевича Ивана?!
Аль подменили куклою немецкой?!
Аль запоганили латинским волшебством?!

 

Оборачивается к угрожающе ревущей толпе.

 

Аль отдадим царенка басурманам?!
Лезь в окна, лестницы тащи!
Бояр — на пики! Немцев — с колокольни!
Топить!..

 

(Завидев, что кое-кто из бояр на крыльце потянулся к саблям, закричал отчаяннее)

 

Ребята, зажигай палаты!
Солому по углам...
Огонь! Солому!..

 

Вдруг двери открываются, и двое бояр под руки выводят толпе царевича Иоанна Алексеевича. Он немощно и пришибленно улыбается. Следом выходят царица Наталья Кирилловна с царем Петром Алексеевичем. За ними — боярин Артамон Матвеев и князь Иван Хованский. Народ затихает. Некоторые стрельцы приставляют лестницы и взбираются к крыльцу.

 

Первый стрелец

Малой!.. Послушай, эй!..
А вправду ты прямой царевич
Иван?

 

Второй стрелец

Кто из изменников-бояр
Тебя изводит?

 

Царевич Иоанн

(слабо крестясь)

Да, я — Иоанн!
Никто меня здесь не изводит,
И жаловаться не на кого мне.

 

Патриарх Иоаким

Царь с матушкой и братцем
Изволят лик пресветлый показать
Стрельцам и людям всех чинов
Своих московских государств.
Что нет на них ни покушенья,
Ни злобы никакой. Смотрите!
За службу вашу и подмогу
Великий государь с царицей
Вам благодарны. Возвращайтесь
По слободам своим в полки,
В тиши и береженьи к малолетству
Царя с царевичем.

 

Первый заводила

Цыплят
Пусть бережет наседка желторотых!
А наше дело — стороженье государства!
Хоть живы царь с царевичем пока,
Всё царский корень извести хотят
Нарышкины с Матвеевым. Вчерась
Нарышкин-то Иван по пьянее
На троне шапкой царскою венчался
И, сволочь, величался государем!

 

Второй заводила

Уйдем, как службу сделаем! Пускай
Нам выдадут на розыск головами
Нарышкиных с Матвеевым да всех
Других недоброхотов царских.
Двух Долгоруких, что стрельцов
Держали в службе, как в оглоблях,
Да Ромодановского-князя, воеводу
Под туркой он побил несметно
Московских воинских людей,
Да обходителей дворцовых всех,
Подобных Языкову с Лихачевым,
Что за пустые посулы с народа
Великие собрали подношенья.
В застенке испытаем их:
Невинными окажутся — отпустим!

 

Патриарх Иоаким

(твердо)

Людей таких у государя нет!

 

Третий заводила

Как нет же? Вон — Матвеев!..

 

Боярин Матвеев

Один я здесь!

 

(Спускается к толпе)

 

Ну, забирайте!
Я шесть десятков животом служил
Царям, так смертью послужу!
Не раз она поблизости ходила
Со мною в битвах. Вы видали!
Пусть забирает же! Равно недолго
Еще отпущено. Хоть срамоту
Прикрою вашу и бесстыдство.
Как прежде приходили по набату
Царей от смуты ограждать,
Пришли сегодня так же сами,
Обуянные бунтом и крамолой,
Взбешенные. Покайтесь!
Смиритесь пред величьем царским!

 

Хованский делает стрельцам знаки напасть на Матвеева, но те стоят тихо и неподвижно.

 

Стрельцы

(из задних рядов)

Известен службой ты, и правдой,
И милостью...
Смутили нас...
Встревожили набатом...
Бес попутал...
Будь жалостлив, боярин...
Пред царем
За безобразия-то наши заступися,
Прощений попроси христьянских
Да жалований нам и послаблений
За службишку-то...

 

Боярин Матвеев

Вот иду
Просить вам милостей!

 

Возвращается на крыльцо к царю с царицей. В толпу внезапно врывается человек в монашеском платье. Вблизи можно признать Сильвестра Медведева.

 

Сильвестр

(истошно вопит)

Христьяне!.. Православные!.. Ратуйте!
Сковали изверги юродивого Гришку,
Блаженного ведут на колесо,
На плаху... Грех смертельный
На весь народ падет, на все потомство,
Коль Божьего зарежут человечка...

 

Толпа негодующе ревет.

 

Первый заводила

Нам выдайте блаженного живым!
Немедля, здесь же! Любо, любо!

 

Из-за боярских спин выводят на крыльцо юродивого Гришку. Его руки связаны за спиной. Веревку держит князь Михаил Долгорукий.

 

Второй заводила

Юродивый... блаженный... посмотри...
Не ангельские ль за плечами крылья
Белеют и не царский ли венец
На лбу блестит, не роз ли лепестки
Ступени устилают под ногами?..
То не Апостол, не Предтеча ли...
Иисусе Христе! Не Сын ли Божий?!

 

Третий заводила

А что ли, православные хрестьяне,
Блаженного кричать нам государем?
Царицу — в монастырь, попов — пахать,
Бояр да немцев злючих — по темницам?
Ась?.. Любо нам блаженного кричать!
В блаженном царстве кто хотит —
Боярином, попом да дворянином,
Без подати, без кабалы, без порки!
Полюбимся с поляками и с туркой —
Распустим войско, мирно заживем,
Богато, вольно... Сладко будет жить
В блаженном царстве... Ай, медово!
Айда кричать убогого царем!

 

Юродивый

(визжа и хохоча)

Царя, царя... Свихнулись вы? Царя
Им подавай! На черта мне венец?
Забавы есть получше на Руси,
Чем подавать для поцелуев ручку,
Травить медведями да на кол посылать!
Забавы веселее! Покажу, хотите?

 

Толпа

(радостно)

Хотим!..
Давай!..

 

Юродивый

Настал
Вертеп в Москве, и Вавилон,
И моровая дурь...

 

Князь Михаил Долгорукий

(перекрикивая всех, взбешенно)

Холопы!
Сейчас по тюрьмам поведу!
Ступайте прочь в свои полки,
А завтра к приказной избе
Прийти десятским с челобитной:
Всех повинить зачинщиков!
А самых заводил и крикунов
Гнать на веревке!..

 

(Размахивая нагайкой, грозит толпе)

 

В толпе

(отчаянно)

Ах ты поросль
Поганая!..
Хватай его!..
Блаженного спасай!..

 

Стрельцы перелезают через ограду и бросаются на Долгорукого. В это время другие внезапно выбегают на крыльцо из дворца с копьями наперевес и бросаются к царице, царю и Матвееву.

 

Патриарх Иоаким

(встает у них на пути)

Усовестись, народ-цареубийца!..

 

Первый стрелец

(отталкивая патриарха)

Не мешайся!..
Самим настало время разбирать,
Кто царству надобен, кто люб народу!

 

Матвеев

(подхватывает на руки царя Петра)

О Боже! защити царя и верных!..

 

Второй стрелец

(неистово)

Ну, братцы, потрудимся государству!

 

Стрельцы вырывают царя Петра с рук Матвеева и швыряют в сторону. Хватают Матвеева.

 

Первый заводила

(снизу)

Бросай Матвеева на копья,
В объятья к нашим девкам!..
Изменников, ух! любят целовать!
До дыр!.. До крови!..

 

Матвеева с крыльца бросают на уставленные копья и добивают саблями.

 

Второй заводила

Айда, измену переловим
Да стадо от волков боярских
Избавим навсегда!.. Из царского дворца
Заразу вытравим!
Вперед, ребята!..

 

Толпа врывается во дворец. Патриарх уводит полуживых от страха царицу Наталью с царем Петром на руках и царевича Иоанна. Вскоре с разных сторон появляются стрельцы. Они волокут за ноги мертвые тела.

 

Стрельцы

(волокут труп Матвеева)

Боярин Артамон Матвеев, думный,
Дорогу дайте!..

 

Стрельцы

(волокут труп Ромодановского)

Вот спешит
Сам Ромодановский, великий воевода,
На турков победитель, славьте!

 

Стрельцы

(волокут труп Михаила Долгорукого)

Вот Мишка Долгорукий, князь,
Стрельцам приказчик! Повинуйтесь!

 

Стрельцы

(волокут труп Юрия Долгорукого)

А вот его родитель Долгорукий,
Говаривал, что съели щуку мы,
А зубы-то осталися. Ему
Постороните на навозной куче
Повыше место. И соленой рыбой
На грудь пожалуйте!

 

Бросают трупы у красного крыльца. Выходит князь Хованский.

 

Князь Хованский

(зычно)

Ну что, стрельцы, побили многих,
А где же главный именинник,
Нарышкин-то, Ивашка? А?!
Потешили бояр, стрельцы,
Пора и службу исправлять,
Угрозу отводить от государства,
Искать Нарышкина!..

 

Первый заводила

А что его искать?!
Зажжем дворец, Кремль запалим,
Все выскочут! В воротах
Кого нам надобно — переимаем!
Тащи солому на углы!..

 

Второй заводила

А ну, уймитесь!
Скажи-ка, князь, царю с царицей,
Пусть Ваньку выдадут добром
Нарышкина! Не то — гореть дворцу!

 

Князь Хованский

Народна воля?..

 

(Толпа одобрительно ревет)

 

Передам!..

 

(Уходит во дворец)

 

Третий заводила

Зачем, стрельцы, жалеете палаты?
Добро-то царское чай ярко загорит!
Без Бога, сами, солнце запалим!..

 

Его не слушают, толпа подалась к крыльцу. На крыльцо вышел брат царицы Натальи боярин Иван Нарышкин. Плача и цепляясь за него, следом идет сама царица, под руку ее поддерживает князь Яков Одоевский.

 

Иван Нарышкин

(раздавленно и обреченно)

Пред государством я невинен,
Чист пред людьми, царем
Быть никогда не думал
И заговор не замышлял,
Стрельцы...

 

Из стрельцов

Одно тебя хотим,
Под розыск!

 

Царица Наталья

(рыдая)

За него, народ,
Ручаюсь словом царским...

 

Из стрельцов

То — пустое!
Он — брат тебе, измену ты покроешь,
Вред — утаишь!..

 

Князь Одоевский

(трясясь от страха)

Скорей, скорей!
Как не жалей, царица, братца,
А надобно отдать! Тебе, Иван,
Пойти придется! Государям
Не погибать же за тебя,
И нам, невинным душам...

 

Появляется царевна Софья Алексеевна с князем Хованским. Софья несет образ Богородицы.

 

Царевна Софья

(твердо)

Вот, Иван,
Возьми! Чай пощадит народ
Пред ликом Богородицы пречистой
Тебя за преступленья и измены!
Иди!

 

Князь Хованский

Поездил, милый,
Пора и запрягать!

 

Софья сует образ в руки Нарышкину, Хованский толкает его с крыльца вниз по лестнице. Стрельцы жадно набрасываются на него.

 

Стрельцы

(утаскивают Нарышкина)

Идем пытать проклятую измену,
Червя, что царство подточил,
Разыщем! А Ивашку
За страшные такие вины
На площади рассечь прилюдно,
Чтоб неповадно!..

 

Царевна Софья и князь Одоевский под руки уводят во дворец рыдающую царицу.

 

Князь Хованский

Чтоб государство уберечь вконец,
Не выгнать ли нам, люди, со дворца
Змею, царицу-то Наталью,
Со всем ее гнездом?

 

Толпа кричит: «Любо!.. Любо!.. »

 

Чтоб православие возвысить, люди,
Нам не пристойно ли избрать
Старшим царем царевича Ивана,
Чтоб правили с Петром вдвоем,
Как в древности Иосиф с Фараоном,
Как цареградские цари?

 

Толпа кричит: «Любо!.. Любо!.. »

 

А чтоб по малолетству их
В порядке государство содержать,
Правительницей любо нам поставить
Царевну Софью? Всем известно,
Что дева эта мужески умна
И самых нежных проницательств.

 

Толпа кричит: «Любо!.. Любо!.. »

 

Тогда в собор Успения ведите
Попов на праздник с патриархом,
Пусть возглашают многолетье
Царям великим Иоанну и Петру!
А сами с умилением и страхом
Ударьте в колокол большой
И веселитесь!

 

Толпа ликует. Бьют в колокола.

Проекты

Хроника сумерек Мне не нужны... Рогов Изнанка ИХ Ловцы Безвременье Некто Никто

сайт проекта: www.nektonikto.ru

Стихи. Музыка Предчувствие прошлого Птицы

на главную: www.shirogorov.ru/html/

© 2013 Владимир Широгоров - shirogorov@gmail.com, разработка - Чеканов Сергей, иллюстрации - Ксения Львова

Яндекс.Метрика